реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
2 Декабря 2021г., Четверг
Захар Прилепин

Дзержинский миф должен работать на благо города

Стенограмма пресс-конференции сопредседателя партии «Справедливая Россия – За правду», члена Центрального штаба ОНФ, заместителя художественного руководителя МХАТа им. Горького по литературной части, писателя Захара Прилепина, состоявшейся 21 июля 2021 года в Нижнем Новгороде.

Дмитрий Кузнецов: Захар, журналистам было обещано, что вы расскажете про инициативы, которые были подготовлены для Нижегородской области, Нижнего Новгорода, Дзержинска и вообще вашей малой родины, которая вас вскормила. Сейчас уже не вскармливает, вы в лесу живете, и вот вышли из леса и обещаете принести пользу народу. Расскажите, какую пользу вы хотите принести.

Захар Прилепин: Дмитрий Кузнецов, который сидит рядом со мной, сам выдвигается в качестве кандидата в депутаты Государственной думы. Хочу поприветствовать всех своих коллег по ремеслу, я рад видеть здесь людей, с которыми начинал свою журналистскую деятельность в 1999 году, и испытываю смешанные, но очень хорошие чувства. С компанией, которая здесь частично представлена в лице Ольги Морозовой, Сергея Анисимова и Дмитрия Елькина, и начиналась вся эта история, которая переросла в нынешнюю – политическую, общественную, культурную, литературную – и какую там еще – деятельность.

И у меня в Нижнем Новгороде всегда такое странное ощущение, что люди сейчас скажут: «Захар (или Женя), хватит валять дурака, давай обсудим, какие там дела нынче». Поэтому я никак не могу выбрать правильный официальный твердый тон для ответа на ваши вопросы.

Тем не менее, мы сейчас виделись с губернатором Глебом Никитиным, и все эти вещи, о которых вы спрашиваете, мы так или иначе проговорили. Что это за вещи?

Дело в том, что, хотя я присутствую публично по большей части в Москве, огромная часть моей жизни и моей деятельности все равно связана с регионами. Потому что, во-первых, здесь живет моя семья, мои дети, сам я прописан в городе Дзержинске, где живет моя мама и моя сестра. Все мои сотоварищи и по журналистике, и по иным моим работам, по дзержинскому ОМОНу. Мои товарищи – и музыканты, с которыми я делал музыкальные проекты, и из артистической среды, и из самых разных сфер и направлений – все они либо на связи со мной, либо работают со мной.

Сам я значительную часть времени провожу в своей деревне в Борском районе, на берегу реки Керженец. Ну и, естественно, дзержинская часть моей биографии довлеет надо мной и заставляет к ней возвращаться и возвращаться.

И вообще, в силу того, что я не только сопредседатель партии «Справедливая Россия – За правду», не только писатель, не только член общественного совета и Министерства обороны, и Министерства культуры, но еще и заместитель худрука МХАТа, и член исполкома ОНФ – единственной, по сути, организации, которую Путин лично возглавляет, – вся эта и прочая деятельность разнонаправлена, разновекторна и связана, в том числе, и с местной тематикой.

Вот с Дмитрием Кузнецовым мы проводим порядка восьми или десяти фестивалей в самых разных городах и весях нашей страны и очень хорошо в этой специфике разбираемся. Мы в рамках проекта ОНФ и проекта «Добровольцы культуры», который Дмитрий возглавляет, 10-12 регионов России спасали от разрушения архитектурных памятников. Ведем множество музыкальных, театральных и литературных проектов по всей стране.

И в этом смысле я бы хотел, чтобы мои возможности – человеческие, лоббистские, литературные и политические – были еще в большей степени востребованы в моем регионе, на нашей земле.

Вот, допустим, город Дзержинск. С одной стороны, мощнейший производственный гигант, город, который занимал третье место в Европе по объему химической продукции, затем попал в жесточайший критический тремор, когда (и обоснованно, и – чаще – необоснованно) он обвинялся в том, что является «самым грязным городом» планеты. Хотя даже в самые трудные времена дзержинской промышленности он не входил в десятку и даже в двадцатку наиболее загрязненных городов.

Тем не менее, экологические проблемы, безусловно, были. И якобы решая эти проблемы, уничтожили попутно всю дзержинскую промышленность. Сейчас этот замечательный город, который я по-прежнему люблю, в котором я провел свою юность, в котором живет моя мама, моя родня, надо как-то заново перезагрузить, перепрограммировать, чтобы он был заново представлен в контексте Нижегородской области и всей России.

И мы с группой наших высокотехнологичных товарищей, Фондом креативных инициатив, главных хипстеров (пусть вас не пугает это слово) страны вышли на дзержинскую администрацию, которая, на наше счастье, с удовольствием откликнулась. Мы предложили: давайте придумаем «новый старый Дзержинск». Что я подразумеваю под этим «новый старый Дзержинск»?

Во-первых, я считаю, что в Дзержинске в полной мере не отработана его огромная героическая производственная рабочая слава. Весь мир знает про чернобыльцев – о них снято немало фильмов, выделяются дотации, люди получают прибавки к пенсиям и так далее. Не хочу проводить прямых параллелей с Дзержинском, но героические подвиги тех, кто выстроил этот город, инженеров и рабочих, создавших эту химическую промышленность, и всех сопричастных, – они бессчетны. И все это до сих пор в полной мере – да практически совсем – не отражено. Даже памятника этим людям нет.

А я абсолютно убежден, что дзержинцы (у меня мама десять лет проработала на «Корунде», я годы провел среди заводчан, неоднократно приезжал к матери на завод) сердечно бы отреагировали на то, что о них помнят, их воспринимают не как «дуст», а как элиту советской и постсоветской государственности. И с этой тематикой надо работать.

С экологической тематикой, конечно, тоже. Но это должна быть та экология, которая не отрицает производство, не отрицает работу, не отрицает развитие, не используется как «идеологическая дубина» для уничтожения сначала предприятий, а затем и социальной жизни потерявших работу заводчан.

И мы предлагаем такую концепцию (я пока в общих чертах опишу): есть Нижний Новгород – с древней историей, с кремлем, с купеческой традицией, с пароходством. И есть Дзержинск, который позиционируется совершенно иначе. Это уже другая страна – великая российская советская, это другая технологическая цивилизация. И экотехнологическая, которая умеет работать со сложными химическими структурами, с полимерами.

Этот контраст можно подчеркнуть самыми разными средствами, используя не только архитектурные памятники, но многое другое, вплоть до каких-то удивительных остановок общественного транспорта. Нужно найти средства, чтобы позиционировать Нижний Новгород и Дзержинск как две стороны единой российско-советской мифологии.

Мы понимаем в целом, какими средствами это можно сделать, но пока не озвучиваем всех предложений, чтобы дзержинцы не подумали, что мы решаем за них. Они консерваторы, что меня, безусловно, радует. Они серьезно относятся к своей традиции, и нужно, чтобы решения, которые будут применяться, были максимально органичными. Уже первого августа будет первое заседание общественного совета, где мы будем сверять нашу креативную программу и программу  администрации Дзержинска и делать общий продукт.

Мы счастливы, что администрация в первом приближении отреагировала на эти предложения очень хорошо. У них есть традиционная программа развития, которая в каждом из тысячи городов России плюс-минус одна и та же. И мы хотим большего. Тем более что Дзержинск – город моей юности и город трудовой славы. Он блистательно выстроен, отлично придуман, яркий, светлый, красивый, – и он может стать образцовым для реализации этого нового подхода, сочетающего сохранение традиции с применением творческих решений. И, что важно, - совместно с дзержинцами.

Дзержинск парадоксален еще и тем, что помимо мощнейшей производственной традиции он известен и как родина Эдуарда Лимонова, Сергея Чигракова, замечательного художника Павла Отдельнова, которым очень гордится губернатор.

Я сам начинал свою музыкальную и литературную карьеру в Дзержинске, и там было огромное количество, просто россыпь замечательных музыкантов (вот Дима Некрасов, любимейший мой соавтор Чижа). Это тоже часть Дзержинска, вроде бы парадоксальная, поскольку в общественном представлении это был мрачный город работяг, которые идут на свои заводы или с заводов. И в то же самое время здесь культурная, а в поздние советские времена и контркультурная жизнь активно развивалась. То, что тогда было контркультурным, сегодня уже стало частью традиции. Тогда Чиж был волосатый человек, которого милиция была должна гонять, а сейчас он приезжает в Дзержинск с Маргулисом и все горожане счастливы, что у них есть такой земляк.

То же можно сказать и о фигуре Эдуарда Лимонова, которая двадцать лет назад всех пугала: безумный дед, который всех призывает черт знает к чему, а сегодня понятно, что это одна из важнейших составляющих новейшей русской культуры.

И все это должно быть инкорпорировано в новый дзержинский миф, который, имея такие значительные составляющие, вполне может состояться. Для меня это и очевидно, и радостно – с одной стороны, воздать должное великой советской производственной традиции, а с другой, воссоединить ее с культурой и контркультурой позднесоветских и постсоветских времен.

Мы проговаривали это губернатором Глебом Никитиным – он с лету включился в творческую разработку этой темы, видно, что он получает огромное удовольствие от процесса. Он начал предлагать крайне интересные идеи в продолжение наших идей, и есть очень хорошие шансы на то, чтобы вся эта работа завертелась.

Дмитрий Кузнецов: Я дополню по Дзержинску. Да, речь идет о преображении города, включая и комфортную среду, и появление интересных для разных поколений мест, новых общественных пространств и архитектуры. И одновременно о позиционировании города, то, что Захар назвал созданием «нового мифа», который мы хотим представить стране и даже миру.

И как вишенка на торте: с подачи губернатора в Дзержинске должен состояться форум промышленности «ЭКОПРОМ» и совмещенная с ним культурная программа, состоящая из двух компонентов. Это, во-первых, экобиеннале (эко-арт, сайенс-арт – все, что связано с технологией, с технологиями искусства и т.д.). И, во-вторых, блюзовый фестиваль, потому что феноменальное появление огромного числа талантов в небольшом химическом городе это какая-то аномалия, которая требует изучения и развития. 

Губернатор назвал все это «перепрограммирование», я думаю, этот термин мы будем использовать.

Захар Прилепин: Перезагрузка, перепрограммирование – можно много как называть, важно, что мы сошлись в главном.

У меня особенно музыкальная составляющая Дзержинска вызывает непреходящее удивление. Действительно, почему именно так? Я был на родине Элвиса Пресли, в Мемфисе, – там блюзмены просто везде, но это понятно – оттуда все и пошло. Но в Дзержинске? Дима говорит, что там в воздух выбрасывали что-то удивительное, что дало такой эффект.  

Помню, когда еще учился на журфаке, приглашал к себе в гости студентов, и они не хотели ехать – просто были уверены, что любой человек из Горького сразу будет убит на улице. А я был мало того что «дустовым» человеком, так еще и бывшим омоновцем. Нас даже другие ОМОНы боялись на любых совместных соревнованиях – мы были для них какой-то «сверх ОМОН», «ОМОН в кубе». А на самом деле в Дзержинске ходили люди с длинными волосами, с серьгами.

И этот мощнейший бэкграунд Дзержинска, даже такой мрачный, должен работать.  Я с удивлением обнаружил, что он даже до сих пор не исчез – и заводов нет, и музыканты волосы состригли и облысели, и Чиж уехал, и Лимонов на том свете – а эта странная многосоставная мифология существует, висит странным облаком над Дзержинском. Ее надо сфокусировать, собрать воедино, структурировать и заставить работать на благо города.

Дмитрий Кузнецов: Ты вечно можешь рассказывать о своей малой родине. Давай все-таки поговорим и по поводу Нижнего Новгорода – здесь собрались нижегородцы, они уже чувствуют себя неуверенно.

Захар Прилепин: Да прекрасно они себя чувствуют. По Нижнему Новгороду есть идея, связанная с поручением президента, который сказал 21 апреля, что в Нижнем надо достроить метро. (Он сказал еще и про Челябинск, но челябинцы пускай сами разбираются.)

Президент поручил контролировать этот вопрос ОНФ, где я член исполкома, один из руководителей, и способствовать тому, чтобы метро в Нижнем Новгороде было достроено. И мы с губернатором сейчас проговаривали механизмы, которые могут в этом деле помочь.

А кроме того мы можем предложить Нижнему колоссальное культурное разнообразие. Об этом мы тоже говорили с Глебом Никитиным. Тут вопрос только в том, чтобы сделать все аккуратно, не навредить.

Есть МХАТ, в котором я работаю и который может сам приезжать в Нижний, может приглашать нижегородские труппы – у него три сцены, может быть культурный обмен. Есть целый Союз писателей, где я один из управленцев, - здесь тоже может быть совместная работа. Любая моя деятельность культурного, политического и лоббистского толка может быть использована на благо Нижнего Новгорода. И она приурочена не к 800-летию, а к моей жизни здесь.  

Сергей Анисимов: Ты встречался с мэром Дзержинска, про него ничего не было сказано.

Захар Прилепин:С заместителем. Ты как журналист должен понять, что сейчас выборы. Обсуждаем мы все это с руководителями разного уровня взахлеб, но в публичную сферу выплескивать все это нужно крайне аккуратно.

Дмитрий Кузнецов: Кроме Дзержинска и Нижнего Новгорода есть другие города, поселки. 

Захар Прилепин: Да позовите – я куда угодно готов включиться. Я за эти два года много где был. В Болдино прошел фестиваль замечательный, Арзамас и Лысково меня очень интересуют. В силу того, что я занимаюсь расколом, семнадцатым веком, разинским восстанием, - меня интересует вся эта тематика и я готов способствовать региональным властям по всем этим направлениям.

Вот у меня даже памятник Разину есть, я хочу его Лыскове поставить, потому что там было крупнейшее восстание разинского периода. А это очень важная тема: весь мир смотрит про «пиратов Карибского моря», вообще про всяких пиратов и робин гудов, а у нас есть своя мощнейшая историческая традиция – к тому же здесь, в Нижегородской области зафиксировавшаяся просто мощнейшим образом. Мы пока просто никак с ней не работаем. И у меня есть конкретные предложения по повышению туристической привлекательности Лыскова. Мы и кино там снимем.

Дмитрий Кузнецов: Нижегородцы очень рады, что ты хочешь поставить памятник Степану Разину, но я полагаю, что жителям городов и поселков региона важнее, чтобы ты выбил деньги на медицину, на образование. Культура – это они понимают, но есть более насущные вопросы.

Захар Прилепин: У нас не политическая встреча, и давайте не будем устраивать «ярмарку тщеславия» и «карусель обещаний». Я же за правду – с чем могу работать, о том и говорю.

Валерия, Гипер-НН: Вопрос о метро в Нижнем Новгороде. Каким образом будет происходить контроль строительства со стороны ОНФ на стадии проектирования, на стадии строительства? Тем более что сроки строительства сократились – не повлияет ли это на качество.

Захар Прилепин: Конечно же, за эти вопросы отвечает по большей части губернатор. Мы в этом смысле лишь подставляем ему плечо и запускаем отдельные даже не технические, а кабинетные механизмы. И принятие решения о продолжении и ускорении строительства метро – это заслуга именно губернатора. У меня есть лишь кое-какие возможности помочь ему реализовать эти планы. И отвечать на подобные вопросы может только он. Если я сейчас буду перетягивать на себя одеяло и выдавать себя за специалиста в деле строительства метро, это будет нелепо. Я московский лоббист, который в чем-то может помочь команде.

Дмитрий Кузнецов: У государства есть множество разных программ, которые рассчитаны на финансирование из бюджетов разного уровня. И каждый город может в них войти. Благоустройство, «Комфортная среда», нацпроекты – это отдельные кубики общей чиновничьей программы, и каждый из тысячи городов России занимается ими с переменным успехом. Чтобы реализовать свой проект, нужно иметь хороших лоббистов, нужна командная работа.

Вот мы говорили про «главных хипстеров страны», но это серьезные люди с деньгами, они готовы финансово вкладываться в проект. Они уже в Нижнем, на днях должны заехать в Дзержинск и приступить к созданию концепции в сотрудничестве с мэрией, чтобы уже через месяц представить первый вариант концепции, который можно представить высоким гостям из Москвы и губернатору. Дальше – задача сделать прекрасные проекты, которые, с одной стороны, будут финансироваться в рамках госпрограмм и нацпроектов, а с другой – должны иметь лоббиста. У губернатора много городов, а для Захара это родной город, и это он будет ходить по московским кабинетам и продвигать этот проект, подобного которому нет. А это будет действительно великий проект, общественности он будет представлен как единая программа, но он будет состоять из множества отдельных фрагментов, за реализацию которых отвечают различные министерства и профильные ведомства.

Не знаю, как будет решен вопрос с форматом проектирования, но я лично хотел бы, чтобы в Дзержинске был открыт офис, куда люди могли бы прийти, чтобы были регулярные встречи с общественностью. Пользуясь случаем приглашаем творческую общественность – и Павла Отдельнова, и всех, кого мы знаем и кого не знаем – принять участие в разработке концепции перепрограммирования Дзержинска совместно с этой крутой командой творческих людей из Москвы.  

Что касается финансирования всех этих преобразований и форума «ЭКОПРОМ», то помимо государства мы хотели бы привлечь к этому и частный бизнес. От губернатора я сегодня услышал, что этот форум будет завязан на интересы бизнеса и его вложения в Дзержинск – нужно добиться, чтобы частнику было интересно вкладываться в город.

Вопрос: Захар, когда вы говорите обо всех этих преобразованиях, какие временные горизонты ставите?

Захар Прилепин: У нас есть своя концепция, у города есть своя, мы должны их объединить и через месяц сможем представить все уже с графиками – что и когда предполагается сделать.

Дмитрий Кузнецов: У каждой из составляющих общего проекта будет свой график. Что-то мы можем запланировать на следующий год, что-то на более долгие сроки. Все будет зависеть от финансирования. Но уже к концу августа будут понятны общие очертания концепции и понятны сроки реализации. Стратегия без понимания времени это не стратегия.

Захар Прилепин: Никто не будет планировать на пять лет. Если мы в августе представим концепцию, то многое будет сделано уже через год.

Андрей Вовк: Захар, вы много лет связаны с Дзержинском. Почему именно сейчас появился этот проект? Что стало внутренней мотивацией? Большинство скажет, что к выборам.

Захар Прилепин: И правильно сделают. Но уже четыре года мы с Дмитрием и вся наша команда работаем по названным направлениям в двух десятках городов по всей стране. И все это время мы собирали интеллектуальные и общественные ресурсы, в том числе и для того, чтобы вернуться в свой регион во всеоружии.  

Естественно, люди будут связывать это с выборами. Но дело в том, что это моя многолетняя работа, имеющая зримые результаты, найти которые несложно. Уже не раз говорилось, что я по предложению верховной власти вошел в состав руководства ОНФ, и это давно является частью моей работы. Но сейчас так сложилось, что есть возможность все эти наработки применить в родном регионе.

Дмитрий Кузнецов: Для полноты картины. Захар стал заложником ситуации. Пока ты просто великий писатель, сидишь в нижегородском лесу и хочешь пишешь романы, хочешь – не пишешь. А когда ты влезаешь в общественно-политическую работу, с тебя начинается спрос. И ты должен или стать циником: обещать и не делать – и таких много, либо ты должен всерьез заняться работой, как это получилось в прошлом году в Рязани. Что-то с Захаром случилось, и он пообещал: «Сделаю вам музей Есенина, творческое пространство, буду сюда привозить интересных людей. Сказал – все запомнили. Может, кто-то и забыл, но Захар помнит. И пришлось делать музей Есенина, спасать деревянный дом, теребить спонсоров, привозить творческих личностей.  

Вопрос: Есть ли что-то в политике местного ОНФ и губернатора, с чем вы не согласны и что хотели бы изменить?

Захар Прилепин: Не буду вас обманывать, я все-таки нахожусь на федеральном уровне ОНФ и практически не сталкивался с работой ОНФ на местном уровне – они как-то сотрудничают с губернатором и, наверное, получается. Я отвечал за федеральную повестку и работу в других регионах.

Дмитрий Кузнецов: Я, кстати, сталкивался. Но мы обычно подключаемся, где имеются нерешающиеся проблемы. С Нижним Новгородом не было таких серьезных моментов, которые бы не решались. Я отвечаю за программу «Добровольцы культуры». Мы поддерживаем неформальные культурные инициативы и мы защищаем культурное наследие, но мы больше работаем с людьми, которые этой проблемой занимаются, а не с объектами культуры.    

И могу сказать, что Нижний Новгород на фоне России производит необычное впечатление. Мне есть, с чем сравнивать. Когда приезжаешь к вам в квартал Трех святителей, где проходил «Том Сойер Фест» и интересуешься: «Как вы этот дом для ремонта получили?», отвечают: «Да власть нам дала». «А деньги откуда?» - «Да вот грант смогли получить». Это совсем другой мир – в стране такого нет. Нет такого уровня взаимодействия власти и общественников. По крайней мере, по линии, которой я занимаюсь, я слышал, что подобное еще где-то было, но по факту не видел. Если бы такие отношения, как в Нижнем, были везде, нам было бы намного проще. Может, в нас вообще бы нужды не было.

Сергей Анисимов: Ваш дзержинский проект касается по большей части культуры и мифологии? Будет ли увековечена память Эдуарда Вениаминовича (Лимонова)?

Дмитрий Кузнецов: Важный момент. Принципиальное отличие нас от московских хипстеров Гельмана или Бориса Акимова, которые приезжают в какой-то город и начинают: «Мы делаем так, делаем эдак, вы живете так, сейчас будете жить по-другому». Мы хотим помочь местным сделать то, что они хотят, дать им ресурсы, дать им какие-то идеи…

Захар Прилепин: Я сам местный, но я понимаю, как к этому будут относиться: «местный, но приехал из Москвы и пытается поставить тут, что ему в башку взбрело». Я точно помню, что с Гельманом происходило, нам этого точно не надо. Я очень бережно отношусь к истории и культуре Дзержинска и призываю вас, тоже местных, вместе с нами убеждать горожан, что стоит попробовать что-то изменить.

Дмитрий Кузнецов: Если народ скажет: «Да, Лимонов – это круто для нас», то будет Лимонов. Это для нас несложно.

Захар Прилепин:  У нас и памятник есть. Я учился в десятой школе, а там напротив был роддом, где родился Лимонов. Тут Маяковский, а тут Лимонов – это уже само по себе круто.

Дмитрий Кузнецов: Но только если горожане скажут: «Мы хотим». Иначе не будем ставить.

Захар Прилепин: Мне хотелось бы начать с памятника рабочим, инженерам. Потому что горожане скажут: «Приехали и сразу Лимонова своего влепили нам». Я бы и Чигракову памятник поставил, но он живой.

Дмитрий Кузнецов: Может, памятник рабочему-Лимонову?

Захар Прилепин: Дело в том, что он работал в Харькове. Можно просто дзержинскому блюзмену: сидит в дзержинском дыму, играет блюз.

Вопрос: Можно ли прямо по тезисам, что будет в концепции, которую представят в августе, хоть чуть-чуть конкретики?

Захар Прилепин: Благоустройство общественных пространств, потому что город должен не получить новый стиль, а уже существующий стиль – советский и постсоветский – усилить, чтобы он был опознаваем. Вот мы только что говорили про город Скопье на территории Югославии, где в центре города стоит сто памятников. Я не говорю, что мы это сделаем в Дзержинске, но надо, чтобы он уже внешне явно отличался от тысячи других российских городов.

Я не просто проезжал Дзержинск – я его исходил пешком во все стороны, он реально проходим пешком из конца в конец за небольшое время. И вот это благоустройство ландшафтной структуры – это важная часть нашей работы.

В концепции будет сказано и о музыкальных фестивалях, и об отдельных объектах, которые появятся в городе. В концепции будут подробно проработаны вопросы социального и культурного обеспечения.  

Дмитрий Кузнецов: Это будет комплексный проект, который включает в себя и реальную городскую среду: благоустройство, создание условий для малого бизнеса (кафешек и всего, что делает жизнь комфортной), развитие общественных пространств. Но мы работаем не только с вещами, но и с идеями. В современном мире это значит очень многое – побеждают идеи. Хороший пример – айфон. Стив Джобс в принципе не создал новые технологии, а просто упаковал имеющиеся в красивую форму, и это стало феноменом. То же самое мы сделаем с Дзержинском.

Конечно, это будет не воздушный проект, это будет реальные кафе, реальные общественные пространства, реальные туристические маршруты, реальные рекреационные зоны и так далее, – но все будет увязано в общий миф, в общую идею. И все это будет еще подтверждаться активностями, которые будут в Дзержинске происходить. Поскольку мы не какой-нибудь легковесный, а серьезный город, это форум промышленников «ЭКОПРОМ» и связанные с ними культурные программы – биеннале и этакая «вишенка на торте», международный блюзовый фестиваль, который будет все завязывать в одну идею, в один миф – не лишенный брутальности, суровости, но при этом очень креативный и по-настоящему русский.

Вопрос: Обсуждения будут с жителями?

Дмитрий Кузнецов: Постоянно будут. Проектный офис будет базироваться в Дзержинске, состоять из мэрии, из упомянутых креативных товарищей, мы будем за всем этим присматривать, и в конце августа представим общественности концепцию, в которой будут уже какие-то сроки, конкретные точки и так далее. Но еще я бы хотел просить у наших коллег, чтобы это был открытый проектный офис, чтобы каждую неделю можно было прийти и узнать, что произошло, что придумали, «не зря ли вы тут нашим чистым воздухом дышите» – чтобы была связь с народом.

Вопрос: Еще вопрос о метро. По вашему мнению, продление метро до Центра Сормова является ли приоритетным, не лучше ли развивать его в автозаводском направлении. В Сормове есть трамвайные линии и планируется создавать новые, там строится развязка. А на Автозаводе есть новые жилые микрорайоны.

Захар Прилепин: Этот вопрос должны решить жители города. Я просто буду топить за метро, а куда оно здесь должно пойти в первую очередь, жители должны сообщить губернатору. Я – ваш помощник в Москве. Здесь я живу на Ванеева, и лично мне метро не пригождается. А вообще я бы и в Дзержинск провел, чтоб к маме ездить. Но такого варианта пока нет.

Дмитрий Кузнецов: Задача Захара как члена штаба это учет пожеланий граждан. Не решать за них, а узнавать их мнение и лоббировать проекты, реализуемые с учетом этого мнения. И доносить это мнение нужно до губернатора, он не похож на человека, который не прислушивается к тому, что думают люди.

Захар Прилепин: Вот вы просите дать оценку губернатору и подготовке к юбилею. Я скажу просто, что живу в Нижнем Новгороде с 1993 года и пережил такое большое число губернаторов, перестроек и всего прочего, и Глеб Сергеевич (Никитин) вызывает у меня по большей части теплые чувства. Даже если меня что-то не устраивает, в целом его деятельность на фоне прошлого выглядит вполне достойно и конструктивно. А так – остались считанные дни, все быстро, в дыму, в тумане, ночами под фонарями – это такая советская стилистика. Я это люблю по советским фильмам: «Завтра утром сдача объектов. Кто не сдаст – расстреляем».

Не так давно мы завели шумную московскую тему о возвращении памятника Дзержинскому на Лубянку. Тогда были бурные обсуждения, чуть гражданская война не началась. Голосование остановили волюнтаристским способом, поскольку мы его выигрывали. А сейчас мы приходим в Дзержинск, и в связи с этим я считаю, что необходима массовая всероссийская акция по возвращению Дзержинского на Лубянку. Эта акция имеет исключительно культурный контекст – и она заставит говорить о Дзержинске всех в России. Нам что надо? Чтобы люди говорили о Дзержинске, приезжали в Дзержинск, чтобы город был максимально привлекателен. Для этого мы будем использовать все легальные способы. Потому что в конце концов все это пойдет на благо горожан.

Сергей Анисимов: В Дзержинске пару лет назад появилась концепция о превращении его в город-музей советской эпохи.

Захар Прилепин: Это может стать составляющей разрабатываемой нами концепции. Но самого по себе этого мало – в один пыльный городской музей люди не поедут. Я учился в дзержинской школе и нас водили в музеи «Капролактама» и «Корунда» - не скажу, чтобы это было  обескураживающе интересное зрелище. Разве что для специалистов. Все это должно быть вписано в более широкий контекст, включающий множество самых разных продуманных и культурно насыщенных вещей. Дзержинск советский и Дзержинск XXI (может быть, даже XXII) века должны быть соединены воедино.

Заводские корпуса в этом смысле нужно использовать, но с ними нужно работать грамотно, а не отдавать все этим, которые на стенах рисуют. И нельзя пространства великих трудовых свершений на благо великой страны заселять всякими коучами – я в Москве на это насмотрелся. Нужно очень тактично с этим работать.   

Вопрос: У нас есть еще один промышленный город Выкса и его фестиваль «Арт-овраг». Не получится ли в Дзержинске нечто похожее?

Дмитрий Кузнецов: Нет, не получится. Хорошо, что вы про Выксу сказали. Вместе с открытием вышеупомянутого обещанного рязанцам музея Есенина и творческого пространства мы открываем туристический маршрут Москва-Выкса. Мы поддерживаем «Арт-Овраг» и выксунцев. Выксунцы – это хранители пути. Концепция такова, что это путь любви и верности Петра и Февронии, это глубинная русская история, которая должна стать русским аналогом пути святого Иакова ???? Творческая молодежь со всей страны может доезжать из Москвы до Рязани поездом, пешком вдоль Оки идти искать себя в Муром через Выксу. Выкса – важная часть маршрута. На следующей неделе мы обо всем этом расскажем в пресс-туре, куда всех приглашаем.

Так что Выксу мы не забудем, и Захару придется ответить и за все другие города Нижегородской области. Мы готовы поддерживать хорошие инициативы в любом городе региона.

29.07.2021

Контекст

Аналитика

Сложный для обработки алмаз

Перед благоустройством Почаинского оврага необходимы серьезные геологические и археологические исследования.

Ошибки молодости

В чем причина резонансных накладок в работе нижегородской мэрии?

Тенденции

Вандализм как ответ на сигнал сверху

Разрушение исторического облика Нижнего Новгорода идет высокими темпами.

Результат взаимного недоверия

Даже увеличивающееся число летальных случаев не вынудит власть прибегнуть к крайним мерам.

Дискуссия

Экология: без прорывов

Общероссийская общественная организация «Зеленый патруль» опубликовала Национальный экологический рейтинг регионов по итогам лета 2021 года.

Бизнесмен без завещания опасен для своей семьи

Старую истину подтверждают новые истории Босова, Трубникова и Бурлакова.

Реклама



Документы

Письмо дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» полпреду президента в ПФО Игорю Комарову

В ответ на просьбу полпреда сообщить что изменилось в их ситуации с ноября 2018 года дольщики направили ему письмо. «Полит-НН.Ру» приводит полный текст обращения.

Обращение дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» к заместителю председателя Правительства России Виталию Мутко

 

Лукоморье

О подходе резонном и правильном

Как известно, Город проклят. Стало быть, чинить его да латать – только деньги зря тратить. Порешили жить красиво, а помирать с фанфарами.

О растущем веселье и надвигающемся счастье

Как известно, жить день ото дня все веселей и лучше. Гомерический хохот не смолкает в кухнях и закоулках.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.