реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
26 Марта 2019г., Вторник
Нестор Толкин
Нестор Толкин

О белом снеге, черной дыре и матушкином благословении

Как известно, Пан-или-Пропал гнется и ломится под непомерной тяжестью своих хозяйственных функций. Не спит он ночами, не пьет и не доедает. Но не выветриваются под измученными очами его круги темно-синие, легендарная бледность его уж начала понемножечку переходить в черноту.

Раньше бывалоче Больше не Мэр управлял городом одной левой играючи – и ничегошеньки ему не делалось. Урны поставит – и так они всем понравятся, что Народ жадно вырывает их с корнем и, страстно обнявши, утаскивает в свое логово – на садовый участок с вагончиком и картошкой или в рассыпающуюся постройку народная стройка. Пусть эдакая красотища живет где-то рядом! Жаль, ее невозможно поместить прямо в свое изголодавшееся по заботе сердце, или в истосковавшийся по гармоничным пропорциям глаз, или в иссыхающий без высшего смысла разум… А ушли Больше не Мэра – и завыл, заголосил Народ, завыдирал на себе последние волосы: «Солнце ты наше ясное! Ты почто же зашло?!»

Больше не Мэр бывалоче и политикой баловался – и туда попиннывает, и сюда подмигивает, и Губернатору при случае то козью морду, то кукиш выставит… Пан-или Пропал себе такого не позволяет – и силы бережет, и субординацию блюдет, и этических норм придерживается. А сил почему-то нет и успехов не видно – все как в черную дыру засасывается. Договорился он не с теми богами, посему снегопады один за другим обрушиваются на него, как снег на голову. Только достанет он из кармана матушкино благословение – только солнце проглянет и дворники снег вычистят, как глядишь – уж все опять по самые крыши занесено, а Народ в снегу барахтается, сыплет проклятьями да посылает Пан-или-Пропалу флюиды ненависти.

Да ведь снег – это полбеды. Как говаривал Больше не Мэр, весной сам растает. Но когда растает – ведь даже подумать жутко, что там под снегом-то обнаружится. Ведь закопаны в тот снег миллионы немалые, и обещано, что по весне проступят там райские дорожки и божьи клумбы вдоль них расцветут. Да вот только случится ли эдакое? Как говорится, в жизни всегда есть место чуду, надо только верить. Пан-или-Пропал и верит изо всех сил. Да только те, кто ходит по будущим кущам в оттепель, утверждают, что по весне оттает там прекрасное место для перелома ног. Да, в принципе, оно уже и сейчас для этого вполне годится… И все бы ничего – вот только деньги-то закапывали не свои, а вертикальные… Как бы высшие силы того… не прогневались.

Или, скажем, попытается Пан-или-Пропал Народу понравиться – ну, чисто на всякий случай, для рейтингов… И ничегошеньки не выходит. Ведь Народ у нас какой? Он, как известно, религиозный да ранимый. Только чуть дернись – и он оскорбится до глубины души и потребует уголовного преследования. Это ничего, что сам Народ из молитв только «Отче наше» помнит, и то – лишь первые два слова. Да и их смысл ему неведом, поскольку слова те – мистические и сакральные. Ну, просто чует Народ, что слова хорошие и помогают. Ну, и что такой Народ порадует? Ну, конечно, церква! Еще одна. И решает Пан-или-Пропал, что пусть будет церква для Народу. Что же Народ – оценил, поклонился в ножки, умилился, хотя бы «спасибо» сказал? Вот и нет – ничего подобного! Ведь Народ – он же еще и темный. И посему говорит Народ: «Зачем нам церква? Их и так полно. Мы хотим тут сквер на память о мертвых полицаях! Или как они там теперь называются?» Удивился Пан-или-Пропал. Потому как вроде полицаи раньше Народу не нравились. Да и по поводу церквы уже, с кем надо, перетерто... Что ли все отменять? А вдруг отменишь – и оскорбишь религиозные чувства? Или, может, им полицейский сквер понадобился, чтоб потом его осквернять?

Призадумался Пан-или-Пропал, закручинился. Еще больше черноты в бледном лике его прибавилось. «Хоть бы снег что ли, наконец, растаял, - думает. – Или пусть лучше вечная мерзлота наступит и поглотит все, чтоб не видеть никогда, что там с деньгами этими вертикальными стало? И что же все-таки строить – церкву или ментовское святилище?» Достал из кармана матушкино благословение, а оно живое, теплое, пульсирует, да ничего не делает: ждет, чтобы Пан-или-Пропал определился, что для него есть лучшее. Вздохнул Пан-или-Пропал тяжело и убрал матушкино благословение куда подальше.     

22.02.2019
Нестор Толкин

Контекст

Аналитика

Политическая матрица Нижегородской области (1-15 марта 2019 года)  

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за первую половину марта 2019 года.

Политическая матрица Нижегородской области (16-28 февраля 2019 года)  

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за вторую половину февраля 2019 года.

Тенденции

«Коммерсантъ» разобрал экономические аспекты приговора Сорокину

Адвокаты Олега Сорокина обжаловали вынесенный по его делу обвинительный приговор.

ВСМ - быть или не быть?

Уж больно могущественное лобби сложилось вокруг ВСМ.

Дискуссия

Нестеров – в фонд капремонта?

Бывший глава администрации Дзержинска Виктор Нестеров может стать заместителем генерального директора Фонда капитального ремонта Нижегородской области.

Шахназаров – на выход

Итак, что удалось узнать по поводу пьяного ДТП замминистра образования Нижегородской области Владимира Шахназарова.

Реклама



Лукоморье

О загнутых пальцах и понятии Судьбы

Народ упорствует в невежестве и продолжает загибать пальцы: нефтепродукты опять текут в реку, на людей с крыш валятся ледяные глыбы, на кладбище обещают разрыть котлован.

О сезонных волнениях

Как известно, весна – время особое. Хочется уже чего-нибудь разэдакое выкинуть для эмоциональной разрядки: наговорить благоглупостей, сдать красивый отчет, пошить много новых уголовных дел, костюмов и платьев.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.