реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
20 Апреля 2019г., Суббота
Захар Прилепин

Борьба идеологий неактуальна

Захар Прилепин - писатель, публицист, поэт. Автор двух книг. Колумнист глянцевых журналов. Лауреат премий. Фигурант веселых литературных и околополитических скандалов. Например, недавнего, случившегося после встречи молодых писателей с Владимиром Путиным в Ново-Огарево. Впрочем, говорить мы будем не об этом. Верней, не только об этом. 

- Как твои литературные дела, Захар?

- Нормально всё, вот книжка весной выйдет. Только название еще не придумал. Как-нибудь простенько назову.

- Что с литературой происходит в России?

- Ничего плохого не происходит. Литература в относительном порядке. Время больное, с виду оно может показаться крепким, но внутри труха. И литература эту потаённую болезненность, ненадежность фиксирует. И сама при этом иногда какие-то заразы подхватывает, страдает ими… Это пройдет.

- Что читаешь сейчас?

- Ой, много чего… Читаю серию ЖЗЛ. Прочел "Юлиана Семенова", дочка писателя написала. Я Семенова очень люблю, у него есть несколько великолепных романов. Очень хорошую книжку Варламов написал про Алексея Николаевича Толстого, одного из самых почитаемых мной писателей, иногда просто гениального. "Бродский" Лосев (где Лосев в три захода не очень убедительно оспаривает эссе Лимонова о Бродском "Поэт-бухгалтер"), но вообще книга замечательная. И сам Лосев поэт прекрасный. "Шолохов" Осипова, не самая сильная книга; и вот принялся за "Чуковского" от Лукьяновой, мощный труд.

Еще читал или читаю "Чужая" Нестеренко (отличная вещь), "Мы к вам придем" Лекуха, "День без числа" Сенчина, книжку дзержинского писателя, моего земляка Усова, перебравшегося в Питер - "Огненное предзимье". "А се грехи смертные" (история русской сексуальной культуры), "Правда варварской Руси" Шамбарова, "Русский полонез" Куняева, "По обе стороны Кремля" Сергея Филатова…

"Пустыню" прочел Василины Орловой, очень познавательная книжка, и она особенно хороша в тех местах, когда лирический герой (верней, героиня) злится, становится страстной в обиде, вдохновленной обидой.

Из журналов читаю "Дружбу народов" и "Новый мир". Огорчен, что в "Новом мире" Василевский больше не работает над "Периодикой". В "Дружбе…" открыл для себя поэта Анатолия Кобенкова, совершенно потрясающего.

"Идиота" читаю, я его не читал. "Егор Абозов" Алексея Толстого, единственный его роман, который я пропустил в свое время.

Всё читаю, что пишет Быков, покупаю каждую новую книгу Проханова, и Лимонова, безусловно. Прочел "День опричника" Сорокина и "Ампир В" Пелевина, куда ж без них. Пелевин рассмешил несколько раз. Сорокин огорчил (особенно в свете последней его книжки "4", которая мне очень понравилась). О "Дне опричника" Олег Кашин очень метко сказал, что залогом неприхода фофудьеносно-чекистской диктатуры всегда было существование писателей, живущих вне "дискурса", каким до "Дня опричника" как раз Сорокин и был. И вот сплыл.

Еще читаю много того, что мне присылают друзья по электронке. Вот свою новую повесть Илья Кочергин прислал, по-моему, отличная. Илья достойно вышел из своего затяжного пике (он не публиковался года два).

Ербол Жумагулов прислал новые стихи. Я всегда его восточной поэтической щедрости удивлялся, но вот новое его - вообще выше всяких похвал.

- Что ждешь в этом году от литературы?

- Во-первых, точно будет офигенная книжка Льва Данилкина о Проханове. Я читал ее в отрывках. Из числа жизнеописаний ничего более энергичного, страстного, интересного я точно не встречал.

Во-вторых, будут новые книжки от Проханова и Лимонова. Для меня это всегда такая затаенная радость, почти как в детстве, когда ждешь подарка, и точно знаешь, что он будет замечательным.

В-третьих, будет новый роман Сергея Шаргунова и первый роман Дмитрия Новикова -самых сильных, на мой вкус, прозаиков "нулевых" годов.

Я очень жду новой книги Михаила Тарковского, нежно мною любимого.

Интересно, что напишут Гаррос и Евдокимов, разделившись. Новую повесть Гуцко обязательно прочту.

Наконец, читая критику Немзера, или Ермолина, или Басинского, я иногда думаю, что таким людям стоит писать большие книги, а не тратить все время на поденщину, неустанно разыскивая что-то ценное среди всевозможного сора. После "Московского пленника" и "Горького" Басинский просто обязан большие книги сочинять.

Вот Лев Анненский успевает и за литературой следить (хотя и не столь последовательно), и большие книжки писать. Которые я тоже, кстати, читаю с большим удовольствием.

- Реакция на встречу писателей с Путиным, на которой ты присутствовал тоже, была весьма разнообразной. От поздравлений по поводу верно проведенного разговора до полного неприятия…

- Особенно смешно реагировали на один из моих отчетов о встрече, опубликованный на сайте НАЗЛОБУ.РУ. Там был такой забавный, на мой вкус, материал, с подмигиванием разумному читателю: ну, мы с вами понимаем, о чем речь, давайте не будем называть вещей своими именами, но лишь намекнём.

Я рассказывал о том, как мне примнилось, что молодая писательница, сидящая напротив меня, гладит ногу президенту - они сидели рядом, она и Путин. Потом оказалось, что она гладила голову собаки, лабрадора Кони, которая незаметно пришла и положила башку между ногой главы государства и бедром писательницы.

Еще написал, как я потом гладил эту собаку, и шерсть ее, оставшуюся на руках решил взять на память о незабвенной встрече. И еще о том, как Путин многозначительно смотрел на меня, на мою бритую голову, когда один из писателей говорил о скинхэдах. Там много подобных дурацких деталей было, которыми я нарочито нивелировал пафос происходящего.

В общем, написал такой откровенный стеб, очевидный любому вменяемому человеку.

Поначалу так на него и реагировали. Александр Житинский, питерский писатель, чьи книги меня в свое время очень смешили, у него отличное чувство юмора - он всё понял. Многие поняли, писали мне, звонили…

Каково же было моё удивление, когда сначала в ЖЖ несколько полоумков всерьез заговорили про шерсть лабрадора, которую я вроде бы собираюсь в ладанке носить, и вообще про все то, о чем я написал в материале. Видимо, они всерьез подумали, что я приревновал писательницу к президенту, и сам хотел бы гладить его ногу… Я поначалу смеялся, но потом, когда в "Коммерсанте" перепечатали мой отчет и рядом, с очевидными целями, опубликовали отрывок из дневника Корнея Чуковского, где он восхищается Сталиным - тут я уже задумался.

Одно дело ЖЖ, где всякие безумцы бродят, страдая от обилия слюны во рту, а другое дело Демьян Кудрявцев, директор издательского дома "КоммерсантЪ", умный, вроде бы, человек; и к тому же "Коммерс"… одна из любимых моих газет…

Почти две недели стоял такой бодрый, разнообразный шум. Каждый день выходило по несколько публикаций, в ЖЖ по десять веток возникало ежедневно: в основном о том, как Путин завербовал писателей и вот меня лично. На пике этого карнавала я вошел в сотню самых упоминаемых в прессе людей России.

Короче, в конце концов, я решил, что шутить больше не буду. Видимо, настало такое время, серьезное… Помнишь, как у Экзюпери: "Я человек серьезный!" Вот, у нас все вокруг серьезные, буду соответствовать.

- А у тебя нет ЖЖ?

- Ну, у меня времени нет на ЖЖ. Иногда хотелось ответить во время всей этой вакханалии, но туда либо анонимов не пускают, либо меня отключали (отлучали) от своих журналов мои бодрые оппоненты.

Я их понимаю, я даже с некоторой нежностью к ним отношусь.

Они же втайне надеются на меня, еще на каких-то людей, которые много лучше меня.

Они же всегда думали, что я не такой, как они. Они ведь какие - напуганные навек, сидят в Сети, что-то строчат там концом хвоста, и единственное, что их мирит с реальностью, что где-то живые люди остались. И тут вдруг им показалось, что вот и я такой же. Пошел к Путину, полюбил и его, и его собаку. Они не могли стерпеть, конечно.

За каждой их репликой так и слышалось: "Не будь таким же говном, как мы, не смей!"

Разыскали на моем же сайте мои безапелляционные статьи о Путине, о власти, которые написаны шесть, семь, десять лет назад - и мне их приводят в пример: вот ты какой был!

Самое удивительное, что на те статьи они никак не отзывались. Стеснялись, наверное.

Они, кстати, никак себя не проявляли, когда, не так давно, меня били в федеральной прессе как подстрекателя взрыва на Черниговском рынке. Тогда, в один день, вышло сразу 12, что ли, статей, где напропалую врали, что у одного из "террористов" нашли и мой роман "Санькя", и личный дневник, где этот подрывник о моем романе размышляет. Еще ни суда не было, ничего, после взрыва только три дня прошло, а журналисты уже всё знали, личный дневник обвиняемого им дали почитать.

"Комсомолка" тогда писала обо мне, у нее миллионы читателей. Каково мне тогда было сына в школу отводить: не все на свете люди понимают, что такое "заказуха".

Но вот и тогда, и во многих других случаях, болтуны эти сетевые никак не реагировали. Когда кому-то нужна поддержка, у них атрофия мышц наступает. Слюна не выделяется. Они возбуждаются, когда есть шанс толпой попытаться кого-то утопить.

Совсем недавно была просто чудовищная реакция на болезнь и смерть Ильи Кормильцева. Начинаешь сомневаться в человеческой породе, когда читаешь радостные вопли о том, что "так ему и надо". Быков хорошо после этого написал, что был бы счастлив, если б его ненавидели как Кормильцева. Ненависть этой публики - она неизбежна, показательна и в каком-то смысле приятна.

- Ты на критику обижаешься?

- Упаси Бог. Критика создает ощущение какого-то кипения, бурления… Я рад критике, любой. Потом мне очень симпатично, что из пяти, что ли, злых, разносных отзывов на мои романы, три написали нижегородцы. И мотивации их очень прозрачны, как мне кажется.

Потому что одно дело, что если кому-то повезло в Рязани, в Казани и в Тмутаракани, а другое дело, если это парень из соседнего дома. "Да как он посмел, кто он такой!"

Еще у меня есть, как я их называю, "личные критики". Лев Пирогов такой есть, суровый, бородатый человек, без сантиментов. Он однажды нашел среди нескольких тысяч слов в моей книжке слово "трусики", и с тех пор он с этими трусиками ходит за мной, обвиняя в пошлости. "Пирогов-хранитель-трусиков" я его называю. Он уже такой мифологический персонаж в нашей большой семье. Если кто-то теряет какие-то вещички, предметы белья, все говорят: "Пирогов забрал". Дети мои не понимают, конечно, о чем речь, но смеются тоже…

Но вообще я благодарен ему. Больше не буду слово "трусики" писать. Буду изредка писать "трусы", или, быть может, "исподнее". Надеюсь, Пирогов простит.

- Твое отношение к власти изменилось, после встреч в Кремле и в Ново-Огарево?

- Смешно об этом говорить. Мое отношение может изменяться только от того, что происходит в стране, а не от личных встреч. Пока ничего такого не произошло в стране.

- И всё-таки ты зачем туда ходил?

- А я отвечал уже сто сорок раз. Я пришел просить амнистию двадцати нацболам, что сидят в тюрьме. И пообещал, что если Путин их амнистирует, я дурного слова о нынешней власти больше никогда не скажу...  Мне кажется, свобода двадцати человек стоит свободы самовыражения одного человека.

- Кто-то из участников встречи сказал, что это было общение двоечников и президента…

- Ну, он сам двоечник, наверное, тот, кто так сказал. Ответы Путина о политике были хорошо сконструированы, но убедить они могут только легковерных людей. Из того вот числа, что говорят: Ну что мы можем знать? Мы же многого не знаем! Как мы можем давать советы? Мы должны сидеть тихо, и если осуждать власть, то только власть Сталина. Вот о ней мы всё знаем. С ней нам всё понятно. А эту - ни-ни.

- В "Молодую гвардию" ты не вступаешь, как в "Стрингере" писали?

- Да пошел ты… А вообще меня, знаешь, очень позабавило поведение всей этой молодежной пропрезидентской братии. Там есть такой Боря Якеменко, брат того самого Васи (по-моему, этот Боря автор мерзкой книжки "Лимонов против Лимонова", ну и вообще их внештатный идеолог). Он тоже следит за моими делами, периодически пишет какие-то пасквили. И все эти сайты их подментованные тоже пишут. Как я якобы к английскому послу Брентону в гости хожу, и они потом этого Брентона обзывают и пикетируют за общение с фашистами. Как Швыдкой назвал "Саньку" и "ЖД" Быкова лучшими книгами года, и они начали и Швыдкого бить наотмашь за это; Швыдкой, видимо, фашистам втайне сочувствует. Быков в их понимании тоже почти фашист. Они же не читают ничего. Ну, совершенные безумцы, в общем, эти люди. Я б на месте кремлевских пиарщиков эту придурь разогнал, они некрасиво работают, топорно и тупо.

Но к чему я веду. После встречи в Ново-Огарево они как онемели все. Боря Якеменко молчит уже третью неделю. У него видимо какой-то механизм сломался в голове, некогерентность сознания наступила, одни пласты реальности с другими не сочетаются. Может, он напугался, что я приду в "Молодую гвардию" и даже возглавлю ее, и ему придется меня хвалить.

Надо его успокоить, сказать, чтоб и дальше писал в прежнем духе, а то мало ли что с человеком случится… Как у Владимова в "Верном Руслане": прибежит охранять, глаза отмороженные, паленый хвост крючком, и не знает кому служить, на кого лаять. Озвереть так можно.

- А что у тебя за скандал с издателями, я краем уха слышал?

- Нет никакого особенного скандала. Бывшие мои издатели распространили нелепую информацию, где каждое слово, мягко говоря, неправда. Они сами всё знают. В России последнее время вообще любят разводить безосновательную конспирологию там, где причины лежат на поверхности. Это на их совести, я не стал отвечать.

- Что писать теперь будешь?

- Большую книжку буду писать. Хочется большую написать. Никуда не торопиться.

- Какая идеология на твой взгляд наиболее актуальна для современной России?

- Для России всё меньше актуальна борьба идеологий. Страна вышла на открытое пространство, где почти всё очевидно. Есть, конечно, законченные дураки, которые никогда ничего не понимали и не поймут, и есть отъявленные мерзавцы, которые руководствуются известно какими соображениями. Но вообще невозможность сохранения этого невнятного и подлого государства ясна большинству.

Дальше мы опять начнем спорить, и быть может, ругаться, но отправная точка - общая. У всех почти. Я вот тут только что ругался кое на кого, но и мне и названные мной люди часто милы. Они страстные такие! С этой бы энергией да… чуть не сказал "на лесоповал". Ну, куда-нибудь в полезное место.

У меня странное ощущение порой возникает: я читаю то про "Пятую Империю", согласно которой нужно умолять Путина остаться на третий срок, то требования Лимонова к Путину, чтоб он сам ушел немедленно - и меня не покидает ощущение, что расхождение здесь только в частностях. Потому что действующий президент, по большому счету, частность. Ну да, его команде нужно закругляться, они и сами утомились, но это всё равно детали. И эти детали никак не касаются идеологий. Касаются они только личного будущего сегодняшних представителей власти.

Сегодня "Новую газету" можно издавать как вкладку в газету "Завтра". Там есть противоречия, но их не больше чем на разных страницах самой "Завтра". Можно "Дружбу народов" издавать одной книжкой с "Нашим современником". Там будут некоторые проблемы, но тоже частные, касающиеся застарелых фобий отдельных людей, но не общей сути.

"Огонек" можно с "Литературной газетой" объединить.

Можно материалы с "АПН" перепечатывать на "Гранях", и даже со "Взгляда" иногда можно, если материалы эти не проплачены известно кем одному наглому дураку, который там за большую политику отвечает.

Можно "Лимонку" сверстать с "Коммерсантом", и всё это замешать с "МК", и с ума не сойдешь читая. Фразеология немного отличается, частности всякие. Не более того.

Ну а если дайджест сделать из всех ведущих изданий (как носителей идеологий), то вообще может получиться этакий монолит. Не веришь? А мне что-то верится.

Беседовал Сергей Талин

05.03.2007

Контекст

Аналитика

Политическая матрица Нижегородской области (1-й квартал 2019 года)

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за 1-й квартал 2019 года.

Политическая матрица Нижегородской области (16-31 марта 2019 года)  

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за вторую половину марта 2019 года.

Тенденции

Не Париж, не жалко!

Люди, переживающие за Париж, совершенно спокойно сносят остатки исторического наследия в своих родных городах.

Купно против Единой

Новая политическая реальность догнала Нижегородскую область, жестко ударив обухом по голове нижегородских единоросов.

Дискуссия

Амнистия Бочкареву

Дело Александра Бочкарёва идёт на спад.

Пока свободен

Мера пресечения Александру Бочкареву изменена - с домашнего ареста на запрет определенных действий.

Реклама



Документы

Олег Сорокин: «Я уверен, что рано или поздно найду справедливость»

«Полит-НН.Ру» представляет фрагменты выступления экс-главы Нижнего Новгорода с последним словом на рассмотрении апелляции по его делу в Нижегородском областном суде 12 апреля 2019 года.

Фрагменты из последнего слова Олега Сорокина

 

Лукоморье

Об иллюзиях и просветлении

И поверила Гнилая Интеллигенция, что, ежели она чего скажет – так Хлеб Трофеевич выслушает, а ежели чего пожелает – так Хлеб Трофеевич выполнит.

О креативной настройке любви

Спущено с высоких небес, что пусть-ка Народ отдаст свое сердце Партии. А Народ – он темный, он же даже не понимает, что живет хорошо и счастливо. У такого Народа снега зимой не выпросишь, а уж любви…

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.