реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
20 Августа 2017г., Воскресенье
Алёна Полунина

Документалистика не является отражением реальности

В Нижнем Новгороде в кинотеатре «Рекорд» в рамках проекта «Фронтлайн в России. Декабрьский мини-фест» состоялась демонстрация фильма Алёны Полуниной «Революция, которой не было». После показа картины режиссер пообщалась со зрителями. Полит-НН предлагает вниманию читателей фрагменты беседы.

- Фильм отличный, он должен быть номинирован на какую-нибудь премию.

- Мне говорили о том, что если бы я пошла на некоторые компромиссы, то это было бы возможно. Для меня было важнее другое.

- Люди атмосферу почувствовали, тот фон, на котором происходит действие. Это оказалось главным. Не та судьба, не тот сюжет, который развивается, а именно фон, на котором это происходит. Почему так?

- Атмосфера – это и есть главное в кино. Можно добавить говорящую голову к камере, добавить пояснений – а то вдруг что-то непонятно, вдруг слишком долгие молчаливые планы. Если люди сидят в зале и находятся в поле какой-то атмосферы (я говорю сейчас не про документальное кино, а вообще, в принципе) – это значит, что кино достигло цели. Это правда. Все остальные вещи вторичны. Есть определенные законы, и ничего лучше не придумаешь.

- Но автор старается еще и историю рассказать.

- Старается рассказать историю – совершенно верно. Есть структура, есть характер, есть перипетии и т.д., но атмосфера важнее. Иначе это ходульно, иначе это схема.

- Как вы решили снимать этот фильм?

- Я над этим фильмом столько работала, что чуть его не прощелкала, а надо было принимать решения очень быстро. И за всем этим не было никакой ни финансовой поддержки, ни продюсерской. Имелся только соратник в лице одного оператора. Был ночной звонок, я сказала, что у меня есть идея, но надо этим заниматься очень-очень срочно и на коленке. Это значило, что все ужасно, что я буду ходить побираться, просить у всех технику, занимать деньги. Вот так это все начиналось.

Я с трудом верю, что можно написать заявку, и потом, через много лет, не растеряв дыхания, по этой заявке начать работать. Кино – это все-таки такое сумасшедшее что-то, многое решается на ходу. Я договорилась с оператором, и мы отправились в первую экспедицию. У меня была куча сомнений, я еще не нащупала тогда все до конца…

- Как вы нашли героя – этого отступника?

- Ну, я была с ним знакома очень-очень давно, потому что я снимала очень-очень давно фильм «Да, смерть!». Он отступник – условно, очень условно: он ушел от партии, но сердцем он там. Я не общалась с ним несколько лет, и вдруг ошарашила звонком, напомнила о себе, и он пошел мне навстречу. Эпизод, с которого начинается фильм – неслучайный, это эпизод невстречи отца и сына. Мы хотели, чтобы эта история прозвучала нарративно.

- Он вышел из партии, но сердцем остался в партии?

- Я не знаю. Я не обладаю точной информацией. В какой-то момент у него были сомнения.

- В конце фильма указывается, что студия, на которой монтировался фильм, была латвийская или эстонская, и спонсоры были финские.

- Монтировался этот фильм у меня на коленке – как обычно. Но находилась я в Таллине во время монтажа, потому что нашлись эстонские продюсеры, которые, конечно, де-юре имеют полное право подписывать, что они владельцы прав. Я пытаюсь пояснить, это очень важно: я специально туда уехала, чтобы у меня освежилась голова, но никто не монтировал за меня – нигде, ни в одной склейке. Эстонцы и финны владеют правами на фильм, но как джентельмены все-таки понимают, за кем право первой ночи, а оно, конечно, за мной.

Никакого влияния или заказа нет за этим. Это очень важный момент, потому что, как только показали этот фильм на фестивале АРТДОКФЕСТ, появилась паршивая и гнилая статья на каком-то из новостных ресурсов о том, что фильм был снят по заказу. Вы понимаете, да? Пытались сказать, что режиссер ангажирован. А режиссер нашел продюсерскую поддержку только где-то уже на середине пути. Есть соглашение с продюсерами, что они помогают мне финансами и помогают на пост-продакш - опять-таки финансами, но это мое авторское кино.

Это чистая экономика. Потому что в России слишком много режиссеров, которые никому не нужны, особенно документалистов… Потратив много месяцев на беседы с разными придурками, мне было проще обратиться на запад. И они всего лишь на тот момент подкинули мне технику и дали возможность спокойно монтировать и ходить к морю, к заливу грязному с чайками…

- Спасибо за Гришу Тишина. Кадры потрясающие, с одной стороны. С другой стороны, это документальный фильм, как вы говорите, но у меня создалось впечатление, что атмосфера здесь авторская, поскольку мы участвовали и в этих событиях, и в других, и как-то не совпадают некоторые моменты. Некоторые кадры здесь вижу постановочные…

- Нет здесь ни одного постановочного кадра! Если вы знакомы и общаетесь с героями фильма, они могут вам это подтвердить. Я попробовала ради эксперимента снять один коротенький постановочный эпизод – я его выкинула, хотя он был очень хороший, вы бы не отличили. На самом деле это какая-то моя внутренняя планка не позволила мне… Для меня это было важно, я не хотела, чтобы потом предъявляли мне, что это постановочное.

- Тема очень серьезная, большая, эпичная – Марш несогласных и прочее… На мой взгляд, тема раскрыта довольно узко.

- Документальное кино на самом деле – оно не является отражением реальности, оно является отражением авторского восприятия.

- Про то, что хотелось максимально выдвинуть картинку на первый план – не получилось, и к теме постановочных кадров…

- На эту тему я могу говорить бесконечно. Я объясню. Мои операторы стонут, потому что я не даю им в полную силу показать себя. Очень трудно в таком на коленке делающемся живом документальном кино выстроить нужное изображение – простое и порой аскетичное. И то изображение, которое я из них выжимала, оно не давало им спеть их операторскую лебединую песню – наснимать туда закатов, панорам, чего-то еще. Только то, что требовалось. Иногда очень скучные вещи требовались. Картинка была все-таки вторична по отношению к нарративу.

- А Анатолий в морге – кстати, о постановочных кадрах…

- Я два раза ездила в морг. Там не надо было ставить свет… Вообще с этого эпизода в морге все у меня в голове и началось. После того, как Анатолий мне сказал, что уроки философии должны проходить в морге над трупом.

- Он три года к тому моменту уже не работал там.

- Он возвращался туда периодически… И очень важно было там не добавить лишнего, потому что все замечательно было по ощущению, по этой картинке, которая просилась… Это не постановка. Не было сценария, не было мизансцены. Герой занимается своим делом…

- Но было понятно, что герой хочет высказывания…

- Да, но я дотянула до момента, пока герой ни оказывается в нужном месте. Причем, в каком-то смысле не менее сакральном месте, чем церковь, в которой он потом окажется. Конечно, я какие-то вещи чувствовала. Я же не говорю, что нет манипуляции в этом. Надо просто понимать, что манипуляция и постановка – это разные вещи.

- Почему снимали не в бункере? Это было культовое место.

- Ну так закрыли же. Я не успела там доснять фильм, между прочим. Все мои художественные замыслы были обломаны этим налетом…

- ФСБ.

- Я планировала через два дня придти туда снимать… Для меня все это было очень неприятно.

- Почему была выбрана национал-большивистская партия?

- Это был личный расчет. Было понятно, что в предвыборные 2007-2008-ой люди, закаленные уличной политикой, будут проявлять активное внимание к выборам. В этом был мой цинизм – я понимала, что герой должен быть из этой партии.

- Значит, в итоге ваша позиция такова?

- У меня нет никакой позиции. У меня есть один вывод, которого я придерживаюсь, и он не очень красит меня как человека. Но для моей профессии, мне кажется, важно не иметь каких-то четких политических убеждений или позиции гражданской. Чтобы ты не был никем ангажированным, чтобы был немножко Фомой неверующим. С точки зрения обычного человека, это не очень хорошо. Обычный человек должен понимать, что он прислоняется к какой-то идеологии, к какой-то идее. Но документалист - такая сволочь… Я не говорю, что он должен быть политической проституткой, но он должен быть в стороне. Вот он в это упал – и увидел совершенно свежим взглядом. Вот к этому нужно стремиться, хотя, конечно, возникают и свои симпатии и антипатии.

- Журналист должен…

- Я не журналист, у меня немножко другая профессия.

- Нет, все равно – журналист должен описывать события такими, какими они происходят…

- Никто никому ничего не должен. Журналист, может быть, что-то должен, а вот документалист, режиссер, художник – вообще никому ничего не должен.

- Необходимо описывать те события, которые были, в адекватном свете, не привнося туда никаких своих нот.

- Это другой жанр. Что вы требуете от оперы свойств мюзикла? Есть телек, на телевидении работают люди, которые не всегда все объективно показывают, но они претендуют на эту объективность. А художник в документалистике настолько субъективен… Документальное кино к реальности отношения не имеет. Документалистика - это субъективное высказывание.

17.12.2010




Контекст

Аналитика

Общественные приоритеты городского развития

Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 2 августа 2017 года

Нижегородская область: Время Шанцева

Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 28 июня 2017 года

Тенденции

«Справедливая Россия» близка к развалу?

Провальные выборы эсеров в Госдуму (6,39%) привели к тому, что региональные ячейки разбегаются в «сторону» «Единой России». Сейчас «самораспустилось» югорское отделение партии.

«Партийный состав следующей Думы почти не изменится»

Константин Костин о предстоящих выборах в Госдуму

Дискуссия

Бесплатные игровые автоматы обеспечили онлайн-казино приток посетителей

В любом случае, чтобы оценить автомат, в него нужно сыграть.

Что выбрать: бесплатные слоты или игра на деньги?

Чаще всего, выбирая игровые автоматы, геймеры предварительно знакомятся с их бесплатными вариантами.

Реклама



Документы

Послание президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию

Глава государства 4 декабря 2013 года выступил перед гражданами и членами Совфеда

Стенограмма прямой линии с президентом России В.Путиным

Ответы главы государства на вопросы граждан

Лукоморье

О патриотических временах

Как известно, жизнь трудна, но, к счастью, коротка. И потому живет надежда, что, мол, срок невелик – как-нибудь перекантуемся

О временах и нравах

Как известно, принакрыло медным тазом благодатные наши земли, пепельной пеленой затянуло синие бездонные небеса, наполнился смрадом и гарью северный священный ветер

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.