реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
26 Марта 2019г., Вторник
Захар Прилепин
Захар Прилепин

За этим судом надо приглядывать

На входе в суд, где идёт дело Олега Сорокина, есть два охранника. В разные смены работают.

Один меня узнаёт, говорит: «Здравия желаю, товарищ майор!» - улыбается и запускает тут же.

Сегодня был второй охранник. Он заставляет (просит) меня извлекать из карманов буквально всё: документы, ключи, зажигалки, таблетки, записки, жвачки, ручки, салфетки.

Задерживает очередь минут на пятнадцать минимум. Так ему интересно, что я несу.

Три раза прохожу через турникет под его присмотром.

Ну, ничего. Мы не гордые.

Последнее время в суде – рутина.

Минувшие дни прокурор зачитывала документы по второму эпизоду, «экономическому».

Но сегодня мы послушали записи полицейской прослушки и записи деловых разговоров, сделанные неким свидетелем Евгением Ханом, который, как мне рассказали, не хочет, чтобы его называли провокатором.

(А как?)

Сорокин спокойный, часто смеётся – невесёлым смехом уставшего человека.

Записи прослушки – само по себе своеобразное чувство вызывают.

(Сижу и думаю: и мой голос уже записан не раз, и не два. Лежит где-нибудь, пылится).

И вот, наконец, перехожу к делу.

Итак, про записи, сделанные Ханом.

Они о-о-о-оччень качественные, это явно не диктофон. Включается запись задолго до встреч, и заканчивается тоже не сразу по окончании разговора: слышно, как Хан идет по городу Канны под крики чаек, переходит дорогу, проходит мимо уличного гармониста, заходит в отель – потом собственно разговор – и все звуки повторяются в обратном порядке: играет гармошка, гудят автомобили, кричат чайки.

Внимание, вопрос.

Почему он не мог включить запись хотя бы за несколько минут до беседы, а не тащится с записывающим устройством через полгорода? Если не допустить, что Хан работал под контролем, и запись включал и выключал кто-то другой, то объяснить такие странности особенно нечем.

Далее.

Записанная Ханом его беседа с Сорокиным и Садековым в Каннах четко делится на две части.

В первой разговаривают Хан и Сорокин, а Садеков присутствует, но молчит. Эта часть беседы подчеркнуто корректна, ведется почти официальным тоном, и Сорокин несколько раз предлагает Хану участвовать на равных со всеми основаниями в земельных аукционах, включая повторный аукцион по участку земли Кузнечихе.

Потом Сорокин уходит, и начинается разговор Хана с Садековым, напомнивший «толковники» 90-х: мат-перемат, торг за то, кто что сделает и что ему за это перепадет.

На вопрос, а причем тут Сорокин, ответа на заседании не прозвучало.

И ещё одно наблюдение. Судья больше не дает адвокатам заявлять ходатайства и возражения. Отвечает, что можно будет выступить после изучения материалов, представленных стороной обвинения. А тем, кто не согласен, объявляет замечание с занесением в протокол.

За этим судом надо приглядывать и дальше, увы.

Скоро наступательный пыл обвинения подиссякнет, и начнется допрос подсудимых, а за ним (а, может, и до него) своих свидетелей и свои доказательства представит защита. Любопытно будет посмотреть, как всё пойдёт.

…Сорокин, после оглашения записей прослушки, поднялся и сказал, улыбаясь: «Ваша честь! Прослушав эти записи, я вот что думаю: может, отпустите меня? Ваша честь, ну? Объективно: прослушенные здесь записи на сто процентов свидетельствуют о провокационности всех действий, направленных против меня. Сами же видите».

Судья ему: мы пока изучаем материалы.

Сорокин: «Да я дома бы лучше с детьми подождал, пока вы их изучаете».

Судья, в судейской манере, отмахнулась: давайте, мол, по сути.

(А то это не по сути было).

Всё это жизнь. Всё это ужасно интересно. Чисто по-человечески интересно.

…и ещё, только что вспомнил.

В одной из записей прослушки, которые громко транслировались на зал заседаний, вдруг, резко заглушив беседу, откуда-то раздалась песня «Losing My Religion». То ли в машине заиграла, то ли из проезжающей мимо машины донеслась.

Культовая песня группы REM. Переводится: «Теряю Мою Веру».

Симптоматичненько.

Оригинал материала опубликован на странице Захара Прилепина в социальной сети facebook.

14.02.2019
Захар Прилепин

Контекст

Аналитика

Политическая матрица Нижегородской области (1-15 марта 2019 года)  

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за первую половину марта 2019 года.

Политическая матрица Нижегородской области (16-28 февраля 2019 года)  

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за вторую половину февраля 2019 года.

Тенденции

«Коммерсантъ» разобрал экономические аспекты приговора Сорокину

Адвокаты Олега Сорокина обжаловали вынесенный по его делу обвинительный приговор.

ВСМ - быть или не быть?

Уж больно могущественное лобби сложилось вокруг ВСМ.

Дискуссия

Нестеров – в фонд капремонта?

Бывший глава администрации Дзержинска Виктор Нестеров может стать заместителем генерального директора Фонда капитального ремонта Нижегородской области.

Шахназаров – на выход

Итак, что удалось узнать по поводу пьяного ДТП замминистра образования Нижегородской области Владимира Шахназарова.

Реклама



Лукоморье

О загнутых пальцах и понятии Судьбы

Народ упорствует в невежестве и продолжает загибать пальцы: нефтепродукты опять текут в реку, на людей с крыш валятся ледяные глыбы, на кладбище обещают разрыть котлован.

О сезонных волнениях

Как известно, весна – время особое. Хочется уже чего-нибудь разэдакое выкинуть для эмоциональной разрядки: наговорить благоглупостей, сдать красивый отчет, пошить много новых уголовных дел, костюмов и платьев.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.