реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
31 Октября 2020г., Суббота

Итоги политического года


Сокращенная стенограмма публичной дискуссии эксперт-клуба ФоРГО 18 декабря 2019 года.

Евгений Семенов к.п.н., руководитель Нижегородского филиала Фонда развития гражданского общества: Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня мы проводим заключительное в этом году заседание Эксперт-клуба и по традиции тема его посвящена подведению итогов уходящего года.

Основной вопрос, на который мы предлагаем сегодня ответить собравшимся, звучит просто и сложно одновременно. Какие основные события определяли течение и развитие политических процессов в 2019 году? Мы предлагаем рассмотреть эти события в трех уровнях: геополитическом, национальном, и региональном.

Здесь закономерен вопрос: «Что считать политическим событием?»

Событие, как известно, возникает на основании факта и обретает свои окончательные черты в репрезентации и интерпретации.  В современных условиях, когда общественное сознание тотально медиатизировано  это становится еще более очевидным. Именно поэтому мы сегодня пригласили к разговору не только академических экспертов, но и политтехнологов, и политических обозревателей, которые хорошо знают, что такое событие, что такое «специальное событие» и как в интерпретации возникает или растворяется та или иная социально-политическая проблема.

Предлагаю ориентироваться на  следующее определение «политического события»: «Это событие, которое связано с деятельностью социально-политических субъектов и имеет отношение к их конкурентной борьбе за удержание и/или получение власти. Это событие, которое обладает значительным потенциалом влияния на жизнь общества». Очевидно, что любое значимое политическое событие имеет неразрывную связь с самыми разными сферами: с экономикой, с социальной проблематикой, с культурной и т.д.  и от этого мы не уйдем.

Обсуждая события этого года, мы отдаем себе отчет, что они должны рассматриваться в пространственно-временном аспекте. То есть драматургия событий 2019 года может быть разной:

· они могут быть развязкой тех политических процессов, которые происходили в прошлом;

· они могут быть кульминацией процессов, завязка которых произошла не в этом году;

·  наконец, они могут служить завязкой политических процессов, которые только начали развиваться и грозят серьезными политическими проблемами в будущем.

Последнее очень важно! В конечном итоге цель нашей дискуссии состоит в том, чтоб опираясь на всесторонний анализ событийной канвы 2019 года, определить комплекс политических проблем, которые сегодня влияют на нашу жизнь и дать свою гипотезу прогноза тех событий, которые нас ожидают в будущем. Это и есть второй вопрос нашей дискуссии.

Михаил Рыхтик, д.п.н., профессор РАН, директор ИМОМИ ННГУ им. Н.И.Лобачевского: Говоря о глобальном уровне, я бы обратил внимание на то, что уходящий год подтвердил тенденцию, о которой уже несколько лет говорили, о том, что возрастает роль негосударственных субъектов политических процессов на мировом уровне. Конкретный пример: очень тихо прекратил свою деятельность суд в структуре Всемирной торговой организации. Это значит, что ВТО теряет свой статус в разрешении споров между субъектами на мировой арене. При этом мы с вами видим, что возросла роль организаций, которые задействованы в регулировании спортивных мероприятий. Игнорирование роли этих структур наносит серьезнейший политический, репутационный, экономический ущерб. Таким образом, государства, упуская значение этих негосударственных субъектов, совершают серьезнейшую ошибку. Мне кажется, что 2020 год подтверждает эту тенденцию.

Вторая тенденция, на которую я бы обратил внимание – это изменения в средствах коммуникации в политическом пространстве на уровне страны. Посмотрите, какой взрывной рост произошел с телеграмом, как средством коммуникации. Ничего принципиально нового, но возвращается старая проблема – проблема авторитета и репутации. То, что мы, к сожалению, утрачиваем в политической сфере. Доминирование «эффективных менеджеров» приводит к тому, что мы теряем ощущение, а кто же пользуется авторитетом и репутацией? Кому же можно доверять? Проблема доверия на национальном уровне это то, что, на мой взгляд, очень важно.

Кстати, говоря, о проблемах изменения роли негосударственных субъектов, например, меняет наше отношение к интеграционным процессам на евразийском пространстве. Очень многие эксперты скептически относились к этому явлению, а ведь оказывается, что если нет глобальных институтов, управляющих социальными и политическими процессами, наверное, возрастает роль региональных интеграционных процессов и таким образом всем нам стоит внимательнее относиться к подобного рода региональным проектам.

На региональном уровне, говоря о Нижегородской области, я бы обратил внимание, на то, что у нас в ведущих университетах меняется руководство. Это произошло в педагогическом, лингвистическом и университете Лобачевского. Мы видим, что вхождение губернатора в наблюдательный совет – политическое, по сути, решение. По-новому ставится акцент участия органов региональной власти в управлении образовательными, научными проектами. Наверное, это тоже определенный сигнал и новое обновление, которое определилось в 2019 году.  Вместе с тем какого-то яркого политического события я бы не выделял.

Андрей Дахин, д.ф.н., профессор НФ РАНХиГС: Я предложу в качестве предмета обсуждения два события. Одно событие касается экономической региональной политики и сложности реализации проекта скоростной дороги Москва – Нижний Новгород – Казань. Мы видели, что вокруг этого ломалось много копий. Я хочу обратить внимание на два аспекта, которые высвечивает это событие. Оно нас относит еще в 90-е годы, когда началась история т.н. «транспортного коридора». Россия была расчерчена на 5-7 транспортных коридоров, которые были сформированы в тот период, когда Россия двигалась в сторону ВТО. Идеология состояла в том, что Россия – это хорошая транзитная территория для глобального передвижения продуктов. Сегодня транзитная функция территории сильно падает. Потому что достаточно закрыть с одной стороны этот коридор – все, весь транзитный потенциал исчезает. Но обостряется другой вопрос: транзитный коридор внутри России. А что можно внутри России возить российского? Здесь самый вопрос и начинается, потому что, много чего не найдешь.

На мой взгляд, настало время переосмысление системы транспортных коридоров, и встраивания в новую логику этого куска со скоростной трассой Москва – Нижний Новгород – Казань. В старой логике этот кусок не нужен, а новой логики, пока нет. Отсюда эти стоп-паузы.

Вторая сторона интерпретаций связана тоже с форматом, который появился в конце 90-х, когда здесь еще работал Центр стратегических инициатив под руководством Щедровицкого. Там была идея соотношения административных и экономических регионов. Сейчас она в некоем смысле всплывает, потому что есть некая карта макрорегионов. Но идея состоит в следующем: регионы, когда они каждый сам по себе, конкурируют со всеми. Это – борьба всех со всеми. Этот формат экономических отношений и его потенциал достигли потолка. Надо искать форматы межрегионального сотрудничества и создания межрегиональных экономических блоков, которые будут формировать еще один уровень субъектов экономической деятельности.

У нас есть госкорпорации, есть малый и средний бизнес, который перегорожен региональными границами. Среднего ничего нет. На мой взгляд, надо осваивать нишу межрегионального бизнеса, межрегиональных банков, межрегиональных экономических проектов, где Нижний Новгород, Казань, Самара, и может быть, Ульяновск могут создать каркас ядра экономического Поволжья. В этом контексте отрезок скоростной магистрали Нижний Новгород – Казань, может сыграть по-новому, он может стать экономическим драйвером новой конструкции экономических регионов.

Второе событие, про которое я хочу сказать – событие культурной политики. Речь идет о том, что в этом году, на нескольких экспертных площадках обсуждалась тема: может ли Нижний Новгород войти в список креативных городов ЮНЕСКО? Там есть несколько номинаций: «литературная столица», «музыкальная столица», «столица художественных промыслов». Год прошел под знаком молчания со стороны администраций всякого уровня. Где-то в конце лета эксперты сделали заявку, достаточно качественную на «музыкальную креативную столицу ЮНЕСКО», отдали в администрацию и обратной связи не было. Итоги такие: статус «музыкальной столицы» получила Казань, статус «столицы художественных промыслов» получил Каргополь, Нижний Новгород – ничего. Это урок, который надо выучить! Это достойно «черного будильника» премии «Пробуждение». Поймите – это развитие, драйв города, когда мы начинаем засвечиваться и попадаем в глобальные карты мира.

Евгений Семенов: Как политолог Вы уже свою политическую оценку дали.

Василий Козлов, д.э.н., профессор: Вот уже много лет, начиная с работы в администрации, где наш департамент назывался – «департамент экономики и прогнозирования», меня интересует наше видение будущего, которое сейчас, на мой взгляд, искусственно сдерживается. Разговоры о будущем, образы будущего, варианты будущего, даже подготовка документов к переизбранию президента, показали, что наши эксперты видят будущее или в возврате Советского Союза или еще более дальнего исторического погружения. Совершенно не было прогностических оценок вариантов прорыва, хотя слово прорыв употреблялось. Мы понимаем, что это связанно, если, Евгений Евгеньевич, исходить из Вашего определения политического события, с удержанием власти. Но сейчас наблюдаем ситуацию, когда это становится самоцелью.

2019 год был годом принятия очень важных стратегических документов. В феврале была принята «Стратегия пространственного развития», в октябре был принят документ «О развитии искусственного интеллекта». Принят достаточно торопливо, потому что ясно, что Китай сейчас продемонстрировал прорыв. Его сейчас называют «сверхцивилизацией», он сумел повернуть вектор мозгов в свою сторону, создал условия развития, которые превращают его в драйвера нового направления. Мы в хвосте таких решений, если говорить о событии, которое должно всех мобилизовать.

Пространственное развитие, оно меня напрягло. В свое время Набиулина высказывала идею конгломерации городов. У нас миллионников 12, к ним приплюсовали еще пять. Получается, что эти центры будут развиваться и совершенно упускается из вида огромная территория, которая обезлюдивает, теряет основы будущего.

Я бы хотел конструктивно сказать про 2020 год. Михаил Иванович правильно заметил про председательство в наблюдательных советах крупных университетов, которые возглавили лидеры регионов. Они, как правило, лидеры «Единой России». Это демонстрирует большое беспокойство о том, что студенчество – большой электорат. Поэтому ректора пытаются выбрать лояльного правящей партии и ожидают от него не прорывов в науке, не образовательных перемен, а разрешения конфликта интересов.

Я давно продвигаю одну идею: мы университетский кластер, мы вправе сейчас себя ставить в триаде «власть – бизнес – университет», настаивать на резком возрастании роли университетов. Университеты – провозвестники будущего. Я бы выдвинул проект, который, на мой взгляд, мог бы быть системообразующим – это создание межуниверситетского кампуса.

Владимир Лапырин, медиа-ксперт, модератор Эксперт-клуба: Вы ничего не сказали о нацпроектах.

Василий Козлов: Тут в пять минут не уложишься. Надо сказать вот о чем: 70% в экономике занимает государство и госкорпорации. Известно, что это не эффективно. Малый бизнес потерял сегодня роль драйвера. Все мировые эксперты согласны, что если у нас экстрактивная экономика, а мы это видим по увеличению НДС, по сборам с населения, по повышению цен, когда идет концентрация финансов в центре, то говорить о развитии не приходится.

Другая версия – это т.н. инклюзивная экономика и политика, то есть, вовлеченность массового гражданского общества и субъектов экономики. Нацпроекты отвечают экстрактивной экономической политике. Я вижу их неисполнение. Если мы сегодня нелицеприятно рассмотрим все обязательства правящей партии, то мы вынуждены будем признать, что система управления через центр не оказалась эффективной. Желание удержать власть стало самоцелью, которое нивелирует все остальные заботы. Это, конечно, очень печальное будущее в итоге.

Роман Амбарцумян, к.с.н., советник генерального директора ОАО «Нижегородский водоканал», эксперт РАНХиГС: Начнем с тенденций и места нашей страны в мире. Я хотел бы отметить некоторые тренды. Политические процессы как пылесос загребают в себя все – от спорта, до культуры и экологии. Это первый тренд.

Второй тренд – это всевозрастающая роль экологии и ее влияния на политику. Очень мне нравится тема с Гретой. И здесь второй тренд – нарастание уровня безумия вообще в политике. Даже в мировой. Меня очень впечатлило, когда Трамп вмешался в судебную систему, чтобы оправдать морпеха, который совершал кучу разных преступлений и это обществом было поддержано. То есть, политика влияет уже и на нравственность и на нормы морали, и можно через Твиттер управлять судами и смещать акценты в нравственности и морали людей.

Дальше мировой тренд – это влияние информационно-коммуникативных технологий на революционную активность. Гонконг, Эво Моралес, который был очень ярким политиком.

Эти тренды, конечно, влияют и на события в нашей стране. Я бы сказал, что серые и черные технологии они переместились в ИКТ, в том числе, через телеграм. Невозможность отстаивать честь и достоинство политиков внутри этой серой зоны, это снижает уровень доверия и к власти и к разным событиям. Влияние «фэйк-ньюс» становится в нашей стране колоссальным.

Еще один тренд нашей страны – это национальные проекты и посадки, я их совместил. Ключевое значение в 2019 году должны были бы приобрести нацпроекты, но их значимость среди населения и среди элит крайне низка. А вот тема с посадками, она везде, она сквозная! Все общество этой темой.

Евгений Семенов: Может быть это национальный проект? (смех в зале)

Роман Амбарцумян: Да, но не озвучивается. Я бы хотел отметить один проект, связанный с производительностью. Очень трудно найти идеологию и какие-то стяжки в стране. На мой взгляд, бережливое производство, то, что сейчас делает Минпромторг через федеральный центр компетенций – это попытка настоящей стяжки и некоей технологии, которая ляжет на все производства. Политика есть концентрированное выражение экономики  и как участник «фабрики процессов», считаю, что колоссальная польза в этом есть, и все крупные предприятия страны можно объединить через эту технологию.

Что касается нашей региональной политики, то я бы отметил взрывной рост количества гражданских активистов. На мой взгляд, на это колоссальная мода, я бы назвал это –  игры разума – то, как власть взаимодействует с гражданскими активистами.

Что касается самой власти, на мой взгляд, что в региональной, что в городской власти, сплошные новые лица. Ротация большая, появляются новые лица, нет тяжеловесов.

Отметил бы еще безликость думы (городской Думы г. Н.Новгорода). Дума потеряла свой политический вес, и мы не видим представительного органа власти вообще. Его просто нет! Есть отдельные яркие представители, которые иногда пытаются напомнить о существовании. Населению это не интересно, элитам это не интересно, потому что региональной элиты не осталось, потому что вместо этой элиты выжженное поле. Она замещена определенными новыми лицами, гражданскими активистами, которые зачастую не могут взять на себя роль тех элит, которые мы представляли в старом понимании. Их просто нет.

Евгений Семенов: Если выдвинутый губернатором законопроект о переходе на мажоритарную систему будет принят, это изменит качество субъектности городской думы? Там могут появиться люди, которые вернут ей политическое лицо и политический вес? Будет ли борьба за будущую городскую думу в 2020 году?

Роман Амбарцумян: Можно я как в армянском радио отвечу? Будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется. Поверьте, все эти новые лица и гражданские активисты, массово устремятся занимать места кандидатов по одномандатным округам. Я считаю, что будет большое обновление, 80% обновление корпуса думы. Субъектность однозначно увеличится, потому что всем придется пройти через невероятное количество встреч. Чтобы победить в одномандатном округе нужно провести несколько сотен встреч. Кандидаты увидят фунт лиха, а так как активность населения сильно возросла, я не позавидую ни одному кандидату, потому что население будет их рвать после выборов.

Евгений Семенов: Они должны сначала зарегистрироваться. Московское лето 2019 года показывает, что это – точка конфликтна. Как Вы думаете, переход на мажоритарную систему не спровоцирует конфликта, подобного московскому на нижегородском политическом поле?

Роман Амбарцумян: Я просто уверен, что у нас московского сценария не будет, у нас разрешат зарегистрироваться всем, кому только можно. Оптимистически я здесь настроен.

Владимир Лапырин: Вы выделили «бережливое производство». Вы считаете, что оно примет массовый характер?

Роман Амбарцумян: Исключительно! Это один из немногих выходов, который остается для нашей страны. По производительности труда мы колоссально отстаем от США и Европы. Мы очень сильно, с точки зрения систем управления, отстаем. Это может быть настоящей связкой.  Здесь есть очень большая заслуга Глеба Сергеевича, как человека, который работал в Минпромторге, он прекрасно понимает, как объединить эти предприятия, как интегрировать их в цепочки, чтобы они начали взаимодействовать и создавать новую добавочную стоимость. На мой взгляд, это очень важно, потому что долгое время никто не занимался крупными предприятиями.

Александр Резонтов, первый заместитель Генерального директора ТК «Волга»: На мой взгляд, что касается мировых тенденций, ничего не произошло в 2019 году, что бы отличало этот год от предыдущих. Те тенденции, которые были обозначены в 2014 году, они в вялотекущем порядке, так и держатся. Что касается федеральной политики, здесь, на мой взгляд, никаких существенных изменений тоже не произошло, которые могли бы повлиять на происходящее в нашем регионе и Нижнем Новгороде в частности.

На мой взгляд, погашена тема с пенсионной реформой. В этом году эта тема практически не звучит, она ушла на уровень кухонь, и практически не заявлена в публичном пространстве.

Что касается региональной политики, то мы признаем, что лидером здесь является по-прежнему губернатор. Центрами влияния я называю здесь не только губернатора, но еще и силовиков и представителей крупных госкорпораций. Но, так или иначе, все эти три крупных центра влияния, завязаны на федеральный центр. Если подытожить, то никакие мировые и федеральные тенденции не оказали существенного, переломного влияния на события в Нижегородской области. Все развивалось само собой. Если утрировать немножечко, то общественно-политический год в Нижегородской области сложился от приговора по политизированному делу Олега Сорокина в марте,  до вазелиновой истории Булавинова. На мой взгляд, и то, и другое явилось продолжением тех тенденций, которые происходили раньше. Этот нижегородский год оказался совершенно неинтересным и скучным. Как телевизионный человек сейчас готовлюсь к подведению итогов года, и испытываю очевидный дефицит ярких событий этого года.

Что бы я к этим событиям отнес? Усиление внешнего эффекта воздействия со стороны губернатора. Связано это с федеральным решением о том, чтобы губернаторы некоторых регионов возглавили региональные представительства партии власти. Это, по крайней мере, какой-то драйв добавляет.

Евгений Евгеньевич, когда задавал тему сегодняшнего обсуждения, произнес очень правильное слово – драматургия. Драматургия этого года, это, на мой взгляд, – театральная пауза. Все, что интригует, в последние недели этого года, связано с интригой скрытых взаимоотношений губернатора и мэра. Это в какой-то степени интересно и может повлиять на развитие ситуации в следующем году. Но это пока все достаточно скрыто. Во всем остальном, ничего переломного в этом году не произошло.

Владимир Лапырин: А цифровое телевидение? Как прогноз? Сбудется?

Александр Резонтов: Смысл говорить о каких-то обобщающих тенденциях в сфере телевидения пропал где-то год назад, когда переход на формат цифрового телевидения стал реальностью. С этой поры у каждого телеканала, практически своя собственная судьба. Для зрителя это практически ничего не изменило. Он потратил 200-300 рублей на приставочку и смотрит те же самые каналы. А вот у региональных каналов, с 15 ноября прошлого года, когда Медведев подписал соответствующее постановление, судьба у каждого своя. Во многих регионах региональное вещание практически прекратилось. В случае ТК Волга, все наши надежды связаны с тем, что мы продолжаем вещать, и вышли в цифровом формате на канале ОТР. Оптимизм появился. Если год мы встречали в полном пессимизме, в непонимании того, как будет развиваться ситуация, то 3 июня, когда Нижегородская область перешла на цифровой формат, поняли, что ничего страшного не произошло, а к ноябрю получили возможность вернуться на цифровой формат.

Сергей Раков, директор ИА «Нижний Сейчас», член правления АНО «Минин-Центр»: Я продолжу мысль Александра Евгеньевича, который начал говорить о региональной и городской тематике. Наш регион находится в четкой зоне стабильности.  Мы избежали того, что было во множестве регионов – это экологические проблемы, «мусорная реформа». Раскачка ситуации в тех регионах вынудила федеральный центр посылать своих эмиссаров. По-прежнему настроения напряженные в этих регионах. У нас уходящий год не приблизил регион к горячим точкам, а мог.

Владимир Лапырин: Балахна.

Сергей Раков: Балахна локализована на федеральном уровне. Но я считаю, что тема гидроузла в развитии. Там завязаны федеральные задачи, которые пересекаются с федеральной программой по Волге. Эта тема, возможно, еще станет разменной картой в политических дискуссиях и выборном процессе, который приближается.

У нас средняя температура по больнице. Все болезни, которые есть в стране, у нас тоже есть. Александр Евгеньевич упомянул губернатора и мэра, конечно, нам нужно о них сейчас вспомнить. Я считаю, что губернатор у нас демонстрирует заинтересованность и вовлеченность в федеральные процессы. Мэр у нас тоже очень динамичен и участвует во всех городских проблемах и чувствует свою сопричастность. Но в оценке их эффективности, как на городском, так и на региональном уровне, остаются пока вопросы. 2020 год должен стать годом видимости и осязаемости результатов и КПД. Все авансы и кредиты доверия, которые были розданы и элитными группами и электоратом и многими экспертами и даже медиасообществом – Никитину, они точно кончились. У мэра – то же самое. Как справляются, мы все видим – справляются с переменным успехом. Но город, развивается, благодаря тому, что у нас есть национальные проекты, которые не два года назад появились. Федеральные задачи в регионах решались всегда. Федеральные деньги приходят в регион и город, хоть какая-то точка роста в регионе присутствует. Собственных ресурсов в городе и регионе недостаточно. Ресурсов и финансовых и административных и производственных. Стагнация в экономике очень сильно нас волнует.

2019 год завершит некую политическую спячку на всех уровнях. Мы входим в политический цикл очень бодрый, очень насыщенный. Роман Михайлович прогнозирует, что все будет гладко, без сучка, без задоринки и всех зарегистрируют, а я сильно сомневаюсь. Потому что, как мы видим, как принимаются последние политические решения.  Очень быстро, может быть через колено. Никто эту тенденцию отменять не собирается и торжество демократии, оно не наступит из-за того, что так хочется Роману Михайловичу. В завершении хочу сказать, что 2020 и следующие годы будут интереснее, насыщеннее, и если хотите, веселее. Вазелинов всяких нам еще много предстоит пережить.

Максим Лубяной, к.ф.н., директор «Института проблем социального управления»: (представляет результаты соц. исследования) Мы разделили события на те, которые респонденты считают самым значимым в стране, мире или регионе. Предложили, набор из пяти основных событий на каждом уровне и предложили оценить каждое по пятибалльной шкале. Тут две диаграммы, одна – оценка 5, другая оценка 4-5. Оценка 5 – она эмоциональная, оценка 4 – она более рациональна, более взвешена. У нас народ патриотичный, решение WADA по отстранению наших спортсменов от олимпиады и чемпионатов мира, получило максимальную оценку – 5 и 4-5. Здесь надо смотреть на то, в чем есть разница. По пятеркам выше торговая война США и Китая, а если по 4-5, то политический кризис в Венесуэле и Боливии.

Как оценивают события в России? Здесь эмоциональная оценка – 5, это московский протест, а вот где взвешенная оценка, московский протест ниже. Не столько значимым люди считают то, что происходило в Москве. Второе место – наводнение в Иркутске, а по восприятию более рациональному, наводнение на предпоследней строчке.

Нижегородская область. У нас «кризис репутации мэра Панова», по эмоциональной оценке выше. А по рациональной оценке визит Путина находится на первом месте. И обратите внимание, протесты, которые у нас были зафиксированы, находятся на последнем месте.

Вопрос из зала: То есть, горожане переживают за мэра и его репутацию? Либо они как раз поддерживают провал этой репутации?

 Максим Лубяной: Нет, они просто считают это значимым событием.

Виктор Лысов, политолог: Скорее всего, это не по поводу переживаний вокруг Панова, а по поводу городской власти, которая реализуется в личности Панова. То есть, властью недовольны.

Поскольку все говорят о мировой, федеральной и региональной политике, я попробую кратко объединить. Мне кажется, международная политика и политика в России, имеющая отношение к региональной политике, носят разнонаправленный характер. Мировая политика, носит характер децентрализации. Джонсона избрали, все – конец Евросоюзу, точнее Великобритании. В России все наоборот. Происходит централизация. Вы помните высказывание канцлера Горчакова, сказанное им после Крымской войны? «Россия сосредотачивается». Эту фразу Владимир Путин произнес после или накануне выборов в 2012 году. Все ожидали новаций каких-то, новации пришли в виде майских указов 2012 года. Сейчас фраза «Россия сосредотачивается» приобрела значение «власть сосредотачивается». Отсюда посадки. Поэтому главным событием в регионе, я считаю, была мартовская посадка Олега Сорокина. И долгий процесс надо Бочкаревым, закончившийся печально. И приговор Воронову. В рамках этой централизации лежит решение, которое будет принято сегодня городской думой и законодательным собранием, о переходе на мажоритарную систему. Цель простая: есть сомнения в том, что Единая Россия получит большинство, поэтому пропорциональная система убирается. Вперед выдвигается мажоритарная система, где люди побеждают вовсе не из-за того, что они популярны. Они популярны только у тех избирателей, кого административная власть приведет на участки. Отсюда прогноз, что более монополизированной городской думы в сентябре 2020 года мы не получим.

В каких еще видах происходит централизация российской и нижегородской политики? Государство влезает во все, ранее независимые общественные организации. Мы видим рост организованных правительством неправительственных организаций. Последний пример – на базе Единой России создается единый правозащитный центр. Это просто апофеоз централизации.

Что будет дальше в 2020 и 2021 году никто не знает, но понятно, что все будет происходить в рамках реализации неких, разрабатываемых сейчас сценариев транзита.

Александр Прудник, ст. научный сотрудник «Института политической психологии»: Вы задали изначально философский настрой, поскольку задали вопрос: что такое политический факт, политическое событие? Мне хотелось бы, отталкиваясь от этого, немного возразить Вам, что в эпоху информационного общества, политической реальностью является то, что оказывает влияние на политическую реальность. Если несуществующий объект, который возник, например, в блогосфере, в информационном пространстве, затем оказал влияние на реальные политические процессы, то он является реальностью, хотя его на самом деле нет. (Это называется «специальное событие» - Е.С.)

Событие, которое стало самым важным, и дальше будет оказывать все большее и влияние – это как транзит власти. Он еще не состоялся, но все что происходит сейчас на внутриполитической арене страны, определяется только этим. При этом утвержденной, железобетонной схемы транзита нет. Постоянно вносятся какие-то поправки. Эти изменения оказывают влияние на текущую политическую обстановку, на те решения, которые сейчас принимаются. Они иногда могут казаться немотивированными. Почему вдруг, все озаботились переходом на мажоритарную систему? Приняты решения, которые исполняют.

Переходя на международную политику, скажу о значимости спорта, как инструмента политики. Россию сейчас давят по этой линии и будут дальше давить. Потому что было обнаружено, что именно в этой части Россия продемонстрировала слабость, было продемонстрировано, что часть элиты мгновенно настраивается на капитуляцию. Демонстрация капитуляции со стороны действующей элиты, это очень тревожный сигнал для нашей власти и сигнал для наших соперников.

Еще один значимый внешнеполитический момент – это брекзит. Он является эпохальным по одной причине. Великобритания взломала это согласованное решение европейской элиты, это эпохальное событие. Это скажется и на нашей будущей судьбе.

В России и в Нижегородской области произошла замена региональных руководителей-политиков, обладающих собственными ресурсами, на управленцев, которые выполняют заданную работу. Все забыли готовиться к отчету о «Стратегии 2020». Никого теперь это не интересует. Точно такая же судьба ожидает «Стратегию 2035». Потому что не может общество определенного уровня социально-экономического развития перепрыгнуть в другую формацию. Мы сейчас не соответствуем этому. Мажоритарка – это разгром партийных структур на региональном уровне. Мажоритарка означает, что оппозиционные партии не будут проводить своих кандидатов. Оппозиционные партии лишаются ресурса, в первую очередь финансового. Они в партийных списках вынуждены были продавать места за деньги. Поэтому произойдет следующее: число представителей оппозиционных партий в думе у нас резко сократится, а некоторые вообще не проведут ни одного человека. Нас ожидает именно это, но выборы будут гораздо интереснее.

Еще одно событие, которое затрагивает нас – посадки. Иногда можно слышать тезис, что посадки, которые прокатились по стране, это ответ федеральной власти на запрос общества. Да, в обществе этот запрос реально есть. Но посадки происходят не в ответ на это. Посадки происходят исключительно по рациональным причинам. Резкое сокращение пирога национального богатства, который надо делить. Поэтому идет отделение части элиты, которую подпускать к этому пирогу не будут. Ее жестко отсекают. А чтобы не было желающих туда еще раз проникнуть, то идут серьезные посадки.

Евгений Семенов: То есть, это, наконец, консенсус интересов общества и элит?

(смех в зале)

Александр Пичугин, гл. редактор ИА «Репортер-НН»: Я буду говорить о нижегородских событиях. Евгений Евгеньевич дал мне палочку выручалочку в виде классификации политических процессов, по драматургическому принципу. Давайте попробуем составить хит-парад событий, которые лично меня привлекали в течение 2019 года. В стадии развязки находится завершение всех судебных процессов. Политические процессы – равно судебные процессы, связанные с коррупционными делами, и те самые посадки. Давайте считать экстрадицию в Россию братьев Глушковых неким финальным аккордом. О новых именах в этом почетном списке мы пока еще не слышали. Видимо нужно немножко подождать.

Из других процессов в стадии развязки, есть ощущение, что Нижегородская область не совсем пожинала плоды чемпионата мира 2018 года. Хотелось бы, чтобы мы взяли от этого большого события прошлого года несколько больше.

Если говорить о процессах, находящихся в стадии кульминации, то тут довольно сложно, потому что год действительно был очень спокойным. Можно сказать, что год был настолько умиротворенным. Хотя нет, надо отметить усиление роли альтернативных источников коммуникации – телеграм, например, который сумел упрочить свое влияние на часть региональной элиты. Наверное, это самое слабое звено элит, которое начало воспринимать вбросы в телеграме, как некое руководство к действию и смене модели поведения. Насколько мне известно, на ключевых персонажей нижегородской политики эти вбросы пока не повлияли.

Завершая свой хит-парад, отмечу самые интересные процессы, которые находятся в стадии завязки. Я прекрасно понимаю, что основные события в этом направлении будут в следующем году. Я хочу сказать, что нельзя не отметить смену модели общественного поведения губернатора Никитина. Насколько естественен и органичен Никитин в этой роли, тоже будет понятно в следующем году. Я бы тут еще отметил попытку активизации со стороны председателя нижегородской Городской думы Дмитрия Барыкина. Не уверен, что за этой активизацией стоит только его личное желание. Тут самая главная интрига, ожидающая нас в 2020 году, связана со взаимоотношениями первых лиц Нижегородской области, я имею в виду Губернатора и мэра Нижнего Новгорода.

Вадим Андрюхин, гл. редактор газеты «Новое дело»: Я имел счастье две недели назад сопровождать министра иностранных дел России в его недельной поездке Баку – Братислава – Рим. После общения с его помощниками возникают тревожные мысли. Я думаю, что дело идет к новой мировой войне. Мы можем смеяться, или игнорировать этот фактор, но этот фактор есть. Сегодняшнее выступление начальника генерального штаба, это выражение тревоги со стороны нашего руководства. Запад не волнует выстраивание отношений. Когда выходишь на переговоры с ЕС от России, первый вопрос, который они ставят: вы должны признать сбитый Боинг над Украиной за собой. Когда наши, начинают объяснять, что еще не было суда, еще есть позиция Украины, которая непонятна, и другие вещи. Нет, вы должны покаяться и только после этого мы с вами будем разговаривать.

Я не думаю, что руководство России на такой шаг пойдет. Надо понимать, что мы сейчас находимся в перестроечную эпоху империалистических держав. В последнее время стал увлекаться статьями Ленина, которые он писал перед Первой мировой войной, многие вещи, кстати, очень похожи. Борьба за ресурсы, за сферы влияния, крушение однополярного мира, кризис либеральной идеологии, я боюсь, приведут к очень печальным последствиям.

Что касается внутренних дел, общероссийских и региональных, они очень тесно переплетаются. Тут отмирание политических партий как таковых. Акции протеста, либеральные партии не организуют. Их организуют активисты, которые вне партий находятся.

Я считаю, что политику в стране определяют группировки, которые не всегда себя афишируют. Это группы влияния, олигархические группы и так далее. Упомянули господина Сорокина. Вспомните, как он формировал свою группу влияния на региональном уровне – один человек в КПРФ, один в ЛДПР. Вот вам и политические партии. Это характерная картинка.

Капитализм привел к тому, что в передел сфер влияния втянута и наша правоохранительная система. Когда крупный капитал инвестирует свое влияние в политику, он притягивает и правоохранителей в свои дела. Самыми яркими были уголовные дела, которые весь 2019 год проходили – дело Сорокина, и дело бывшего начальника тыла Уразалина, которое ударило по репутации ГУВД. Там всплывали страшные вещи, там завязан следственный аппарат. Отставка главного городского полицейского. Эти вещи и дальше будут оказывать влияние на политические процессы.

Возьмите активистов, которые на слуху, возьмите Алексея Навального. На мой взгляд, за ним стоит группировка ФСБ. Два скандала, которые связаны с его именем, они сначала были в материалах уголовного дела, которое возбуждало ФСБ, но через некоторое время они всплывали у Навального. Я не верю, что они всплыли просто так. Кто-то из силовиков был заинтересован.

Поэтому все те активисты, которые могут пройти на следующий год в Городскую думу, если за ними нет какого-то ресурса влиятельного, они никуда не пройдут.

Вот таки процессы, на мой взгляд, происходят в Нижегородской области. Плохо это или хорошо? Не знаю, но процесс закономерный. Плохо, что он закрытый.

На Украине происходят те же самые процессы. Прошу обратить внимание, недавнее выступление министра внутренних дел Авакова по раскрытию убийства Павла Шеремета. Что всплыло в этой истории? Что убивали его активисты, связанные с СБУ напрямую. На Украине это очевидно, она более провинциальна, там все более открыто происходит. У нас происходят все те же процессы, только более утонченно, более закрыто.

Андрей Вовк, гл. редактор издания «Комсомольская правда – Н.Новгород»: Мне было приятно слышать от многих коллег, что телеграм вышел на какой-то новый уровень. Здесь, я вижу, у каждого второго есть свой телеграм-канал, а может быть, и не один. В чем изменилась роль телеграм-каналов? Телеграм стали по-другому использовать. Если год-два назад это были вбросы, помойка и так далее, то сейчас они намного умнее, и появилась целая стратегия вброса в телеграм, и появились целые информационные кампании. Связано это с тем, что растет сам телеграм, во-вторых, он перестал быть анонимным по сути. Анонимности телеграм-каналов в Нижегородской области нет. Я не являюсь сотрудником спецслужб, но знаю процентов 80 реальных хозяев. Понятно, что где-то там знают всех. Из-за этого перестали вбрасывать слишком фейковые новости, стали делать это умнее. Посмотрим, что будет дальше, думаю, будет только развиваться.

Возвращаясь к итогам года, телеграм-канал «Незыгарь» каждый год просит региональные каналы сделать некий прогноз на год. Я этот прогноз написал, и сказал, что конфликт мэра и губернатора, заложен всегда, просто по закону. В Нижегородской области, каким бы он не был внутренним, но он в публичную политику не выйдет. То есть, такого, как было с Сорокиным и Шанцевым не будет. Это нам запретит федеральный центр.

Вы хотели конкретное политическое событие – реакция депутатов на отчет Главы города перед Думой, это событие. Городская дума при Сорокине была сильной и сильнее, чем исполнительная власть. Потом она стала очень слабой, и два года депутаты даже не задавали вопросов на комиссиях. Сейчас мы видим, что они публично задали вопросы, покритиковали. Городская дума снова оформляется. Не в политического актора, а в политическую дубинку. Посмотрим, что будет дальше. Если Дума раньше могла молчать, то теперь она молчать не сможет. Запрос на публичных политиков есть. Сегодняшнее решение о переходе на мажоритарную систему, оно тоже говорит о том, что теперь нужны публичные политики.

Я проанализировал тех, кто прошел по спискам в прошлую думу, я понимаю, что шансы войти в публику на округ, ну, у 2-3 человек. Все остальные даже не успеют перестроиться. Власть же всегда играет на опережение.

Пример нам показывает Глеб Сергеевич своей публичной политикой. За два года он категорически изменился. Сейчас чуть ли не каждое второе его заявление, оно достаточно жесткое. По Булавинову, по конькам, по льду и так далее. Понятно, что дальше он будет только развиваться и разгоняться.

Я считаю, что со временем мы придем к какой-то трехпартийной системе в Нижнем Новгороде. Это связано со Справедливой Россией. По ним ударят мажоритарные округа, ну, смерть Александра Бочкарева и посадка Сергея Воронова. В думе в 2020 году их может не оказаться, к сожалению. На федеральном уровне тоже непонятна судьба Справедливой России. Тут вопрос, как это проблему будет решать новый министр внутренней политики, если будет ее решать. Мы сегодня это не обсуждали, но это как раз завязка, политическая интрига. Потому что от нового министра и внутриполитического блока и от Единой России будет многое зависеть.

У нас в регионе было долгое время несколько политических акторов, которые между собой договаривались. Это мэр, губернатор, полпредство и Едина Россия частично. К чему мы приходим сейчас? Мэру показали, что его дело – хозяйство, что в политику не нужно лезть. Это сигнал от федерации. Думе показали, что она должна работать вместе с мэром и помогать ему. Полпредство перестало играть политическую функцию. И Единую Россию возглавил губернатор. Если раньше была пятерка кандидатов на Думу, которая составлялась условно так: «список Панова», «список Москвина», «список Никитина», сейчас это единый список. Я ляпнул, что Дума будет губернаторской, конечно это не по закону о МСУ, но, наверное, по факту. Мы видим, что Никитин становится главным, единоличным и публичным политиком, и политическим актором. Мы такое уже проходили. В этом проблема, что отсутствует публичная конкуренция. Но если раньше у Валерия Павлиновича была роль политика-хозяина, у Никтина это другое – политик-отличник, для которого Нижегородская область – это хороший трамплин на будущее. Поэтому сценарии будут другими, но тенденции очень похожи.

Владимир Лапырин: Я бы хотел обратить внимание на два главных события, которые мне кажутся знаковыми. Это уход Глазьева из советников. Второе – это приход Волошина. Я думаю, что просто так такие люди не уходят и не приходят. Мне кажется, что это не очень хорошее предзнаменование перед 2020 годом. Жесткость будет присутствовать во всех наших государственных решениях.

Второе событие, которого мы коснулись, но вскользь упомянули эту тему – это московские выборы. То, что происходит у нас с Думой, мне кажется это их следствие. Я думаю, что подобного рода реакции пройдут по всей стране.

Третье, это уже отмечали все, Глеб Сергеевич – это наше все! Он действительно переходит в роль управленца-единоличника. Но эта роль – роль исполнителя. Это значит, что вертикаль власти в стране будет завертываться сильнее.

Последнее это то, о чем говорил господин Рыхтик. Это то, что университетское сообщество выстроится в этом кильватере и займет свое место очень четко. Все будет укатано под сценарии 2024 года.

Единственная оптимистическая нотка, и у нас она здесь проскользнула – это интернет, в частности соцсети и новые лица. Эти проекты охватывают молодые ряды все сильнее и сильнее. И не просто охватывают умы, но и пользуются огромнейшим влиянием. И у них соответствующий стиль жизни и политические взгляды. Все больше в этой среде проскальзывает нотка, что был президент Медведев неплохой. Я понимаю, что это из области фантазий, но фантазии в нашей жизни тоже бывают.

Денис Барышников, начальник отдела Министерства внутренней региональной и муниципальной политики Нижегородской области: Я пожалуй, соглашусь с Александром Евгеньевичем, на международном и федеральном уровне ничего прорывного не произошло. Происходило позиционирование по основным реперным точкам. А что касается нижегородского событийного поля, то, на мой взгляд, 2019 год прошел под знаком дрейфования от слома старых смыслов и построения новых смыслов.

Поскольку Глеб Сергеевич позиционирует себя как драйвер региона, соответственно риторика меняется. В зависимости от тех позиций, которые он ставит для себя главными. На мой взгляд, с чем мы сейчас сталкиваемся, по крайней мере, какие-то манифестации есть, мы сталкиваемся с проявлением платформы «других мозгов». Мы видим, что молодежь, люди, которые пришли и приходят в публичную сферу, они с другими мозгами. Старые схемы работы с ними не работают. Понятно, что сейчас телеграм-каналы развиваются, потому что цифровизация идет в рост – это объективный процесс. Что мы отмечаем, что раньше, когда разговаривали с молодежной аудиторией, произносишь слово социальная сеть – им понятно. Сейчас говоришь социальная сеть, отвечают, что в этом не участвуют, у них слип-чат ( Snapchat Е.С.).Как с этим слип-чатом общаться, пока не совсем понятно. Все равно с ним придется общаться.

То, что принято решение по мажоритарке – это веяние времени. Понятно, что запрос на ярких политиков, которые отстранены от политической партийной составляющей, он есть. Поэтому следующий год будет определенным знаком. Некоторые процессы, которые мы сегодня не видим, они себя манифестируют. Возможно, это будет в плоскости более понятного позиционирования региона, как одного из центров принятия решений в России.

Евгений Семенов: Уважаемые коллеги, я благодарю вас за дискуссию. Она была интересной и содержательной. Краткий итог нашей беседы можно вывести в следующих тезисах. Во-первых, год не был богат на яркие события. Эту точку зрения высказали многие. Также неоднократно звучало мнение, что ключом к пониманию политических процессов в России стала подготовка к транзиту власти.

Если смотреть на ситуацию в России с позиций системного подхода, то это во многом объясняет событийный штиль 2019 года. Это был год стратегирования, кабинетной, штабной работы. Как в России, так и во всем мире. Подготовка к транзиту власти в нашей стране входит в сферу интересов мировых элит. Подготовка к транзиту объясняет и рост влияния информационно-комуникативных технологий. Это был год обновления арсеналов, тестирования новых технологий и «вооружений».

Несмотря на то, что процесс подготовки к циклу 2020-2024 годов носит латентный характер, в публичном пространстве уже стали появляться отдельные признаки грядущей мобилизации. Об этом сегодня также говорили эксперты, называя самые разные индикаторы: от коррупционных арестов и московского протеста до политической мобилизации губернаторов и тестовой смены избирательных систем в регионах.

Для того чтобы проект новой «политической мобилизации» оказался успешным в политическом цикле 2020-2024, власти, в т.ч. и региональной, придется решить непростую задачу балансировки потенциальных «списков» с точки зрения «троичной факторной матрицы» («фактор лояльности», «фактор ресурсной базы», «фактор политической токсичности»).

Эта «мобилизация» содержит внутреннее противоречие, которое раздирает правящий класс. Противоречие кратко описывается формулой: «необходима перезагрузка элит – необходима консервация правящей элиты». Одновременно с этим  накапливается запрос общества на обновление. Этим объясняется возрастание роли негосударственных субъектов политических процессов, о чем говорили коллеги. Однако в отличие от прагматических интересов элит запрос общества обладает экзистенциальной природой. В этом-то, на мой взгляд, и состоит главное противоречие, которое может стать проблемой, влияющей как на мировые, так и на национальные и региональные политические процессы. Полагаю, что проблема эта и будет определять политические события будущего года.

А пока я еще раз благодарю вас за участие, поздравляю с наступающим Новым годом и в заключение работы Эксперт-клуба предлагаю поднять новогодний бокал за политиков – наших работодателей. С Новым годом!


23.12.2019

Контекст

Аналитика

Стакан наполовину  

Нижний Новгород занял 36-ое место в рейтинге ста крупнейших городов России по уровню зарплат.

Итоги выборов в городскую думу Нижнего Новгорода в 2020 году

Сокращенная стенограмма публичной дискуссии эксперт-клуба Нижегородского филиала ФоРГО, состоявшейся 16 сентября 2020 года.

Тенденции

Транспорт преткновения

Пассажирский транспорт Нижнего Новгорода уходит в ведение области.

Прощай, инфузория-туфелька!

Председатель Законодательного собрания Нижегородской области Евгений Лебедев покидает свой пост.

Дискуссия

Не хватает приземленности

Половина жителей Нижнего Новгорода (51 процент) считает экологическую обстановку в городе нормальной, еще 10 процентов считает ее хорошей.

Доходы падают, безработица растет

Предварительные итоги первой волны коронавируса и так называемой самоизоляции в Нижнем Новгороде выглядят вполне удручающе.

Реклама



Документы

Письмо дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» полпреду президента в ПФО Игорю Комарову

В ответ на просьбу полпреда сообщить что изменилось в их ситуации с ноября 2018 года дольщики направили ему письмо. «Полит-НН.Ру» приводит полный текст обращения.

Обращение дольщиков ЖК «Сердце Нижнего» к заместителю председателя Правительства России Виталию Мутко

 

Лукоморье

Об омеле и ее универсальности

Как известно, Омельченко – фамилия не простая, а знаменитая по-своему. Ну, магическая, ежели называть вещи своими именами.

О дремучей отсталости и разнузданности стихий

Все помощники и советники хором уверяют, будто есть спасительные заклинания в гримуаре из человеческой кожи.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.