реклама

ПОЛИТ-НН.РУ
Google
 
12 Декабря 2018г., Среда

Жизнь после ЧМ-2018 - новые вызовы и ориентиры для Нижегородского региона


Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 16 мая 2018 года

Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 16 мая 2018 года в пресс-центре «Медиа Страйк Холл» и посвященного теме «Жизнь после ЧМ-2018 - новые вызовы и ориентиры для Нижегородского региона».

В заседании принимали участие:

Роман Амбарцумян, директор департамента общественных отношений и информации администрации Нижнего Новгорода;

Константин Барановский, обозреватель еженедельника «Патриоты Нижнего»;

Василий Козлов, профессор, доктор экономических наук;

Сергей Кочеров, профессор философии Высшей школы экономики (Нижегородский филиал), лауреат премии «Пробуждение»;

Владимир Лапырин, координатор Нижегородского эксперт-клуба;

Александр Мазин, профессор Нижегородского института управления (филиал РАНХиГС), лауреат премии «Пробуждение»;

Юрий Попов, руководитель рабочей группы «Дружелюбный Нижний» в Общественной палате Нижнего Новгорода;

Сергей Раков, генеральный директор компании «Медиа Столица», член коллегии Нижегородского эксперт-клуба;

Александр Сериков, член Общественной палаты Нижегородской области;

Александр Суханов, кандидат философских наук, координатор Нижегородского эксперт-клуба;

Олег Хрусталев, главный редактор газеты «Жилищный вопрос», член коллегии Нижегородского эксперт-клуба;

Александр Царьков, профессор Высшей школы экономики (Нижегородский филиал).

Владимир Лапырин: Господа, начинаем наше очередное заседание Нижегородского экспертного клуба. В повестке дня – тема футуристическая. То есть, мы хотим в преддверии того, что будет после Чемпионата мира, хотя до самого Чемпионата мира еще целый месяц, но интенсивная подготовка дает о себе знать…

Александр Суханов: Кому – целый, кому – всего.

Владимир Лапырин: Да. Жизнь коренным образом поменялась, начиная с дорог и кончая фасадами зданий. И я думаю, что и в экономике тоже будут весьма серьезные изменения. Не только потому, что содержание стадиона весьма солидных средств требует, но и потому, что сама психология управления поменяться должна. Мы говорим о комфортной среде для Нижнего, и в то же время сознание наше тянет к прежнему обычному обывательскому представлению об уюте. Но этот уют никак не связан с теми планами, которые строятся не только у нас в городе, но и в стране. Стратегия области вот-вот будет представлена, и, соответственно, поменяется стратегия развития города.

Ну, а как будет развиваться страна, мы слышали уже от нашего президента. И, собственно говоря, предвестником этих перемен явился вчера пуск того самого Крымского моста, который так долго все ждали, в который верили и не верили, и который стал реальностью. Наверняка, сбудутся и остальные не предсказания, а планы, потому что они вполне реалистичны. Я имею в виду экономические планы. И слева, и справа их обсуждали и говорили о них много, и вполне согласились с тем, что цифры, названные президентом, вероятно достижимы. Но – опять же повторяю – все связано с управлением. Качество управления должно измениться коренным образом, чтобы этих цифр достигнуть. Вот, собственно говоря, об этом и хотелось сегодня повести речь. Что же может измениться коренным образом в управлении Нижним Новгородом в соответствии с теми большими планами, которые озвучены на уровне государства и которые вот-вот будут озвучены на уровне области?

Что касается самого стадиона, то кто-то из нас уже был на тестовых матчах, видел масштабы, видел, как организованы вход и выход с него. Ну, и самое главное – все мы наблюдаем за тем, как переустраивается Стрелка – не только по фейсбуку, но и воочию – какие там изменения происходят и какие могут произойти. Толком, наверное, на те вопросы, которые у нас обозначены, ответить никто не сможет. Не толком, вернее, а точно. Да? Потому что еще предстоит пережить этот самый месяц. Но, тем не менее, мы можем говорить о подходах к управлению. Потому что новый глава города уже проявил себя за эти несколько месяцев, и наметилась определенная тенденция как по подбору кадров, так и в руководстве города.

Итак, Александр Овидиевич, давайте оглашайте технические наши регламенты. Сегодня у нас несколько усеченный…

Александр Суханов: У нас сегодня очень хороший узкий круг…

Владимир Лапырин: Я говорю про микрофоны.

Александр Суханов: Да, я все сейчас скажу…

Владимир Лапырин: Так что начинаем.

Александр Суханов: Значит, уважаемые коллеги, начинаем заседание еще раз, как говорится. Несколько организационных вопросов, особенно для тех, кто у нас нечасто бывает. Время выступления…

Владимир Лапырин: А кто у нас нечасто бывает?

Александр Суханов: … засекаем по песочным часам, подаренным нам Павлом Михайловичем Солодким в свое время, чтобы мы умели экономить время и свое, и чужое.

Владимир Лапырин: Обратите внимание – песок кончается как раз к концу заседания – по истечении полутора часов.

Александр Суханов: Второй момент – идет запись, как всегда, заседания, поэтому говорим в микрофоны, но микрофоны – не для усиления звука, а для записи, поэтому микрофон передаем, но говорим громко, чтобы каждого из нас было слышно.

Второй момент заключается в том, что нас сегодня не так много – возможно, удастся высказаться не по одному разу.

Владимир Викторович уже предвосхитил целый ряд моментов, связанных с сегодняшней темой. Но сегодняшняя тема у нас связана не с тем фактом, что вот есть стадион, есть какие-то спортивные объекты, которые к Чемпионату мира подготовлены, что сам Чемпионат мира готовится. Как говорится, факт свершился: стадион построен, Чемпионат пройдет – все, страница эта будет закрыта в истории города.

А вот что дальше – после закрытия этой страницы? Останется стадион – непонятно, что с ним делать. Пока он в федеральной собственности. И, судя по тому, что пишут, в течение трех лет федеральный бюджет готов финансировать его содержание в размере целого миллиарда. А вот после этих трех лет? Успеет ли город за эти три года что-то придумать, чтобы самому содержать такой стадион? После Чемпионата останется целый ряд объектов, которые тоже строились к Чемпионату. Это и новые гостиницы, и пункты питания, и туристические объекты, и так далее. Будут ли они востребованы после Чемпионата и как? Занимается ли кто-то этим? Включены ли эти моменты в процесс или в программу подготовки к 800-летию города, чтобы получить дальнейший толчок развития? Вопросов много, ответов мало.

И уже тот факт, что я опубликовал у себя на страничке релиз нашего сегодняшнего заседания и получил в ответ, что я не обладаю ни архитектурным вкусом, ни культурными особыми познаниями, если пишу, что стадион украсил город. Понимаете?

Владимир Лапырин: Ну, сколько людей – столько и мнений.

Александр Суханов: Это я понимаю. Я просто говорю, что мнение неоднозначно. Поэтому сегодня наша задача – все-таки понять, может быть, помочь администрации города, области наметить какие-то шаги по дальнейшему использованию, исходя из нашего опыта и экспертной оценки.

К сожалению, не все смогли присутствовать. Министерство спорта не смогло – ни сам министр, ни представителя сегодня направить, к сожалению. Получилась небольшая накладка: сейчас идет параллельно праймериз «Единой России», и целый ряд людей, которые к нам собирались, оказались, видимо, сегодня там. Ну и, думаю, что это нам не помешает обсудить проблему.

Я хотел начать нашу дискуссию, предоставив слово двум нашим участникам. Первое – это Роман Михайлович как представитель администрации города. Видит ли администрация города… Я понимаю, что это пока не объект городской, но это неотъемлемая часть городской жизни – никуда мы от этого не уйдем. А второй человек – гость, который впервые на нашем клубе – Юрий Попов, член городской Общественной палаты, руководитель группы…

Юрий Попов: «Дружелюбный Нижний».

Александр Суханов: Да. Вот. Я думаю, что он – тоже в теме достаточно активно, и он нам даст материал, который позволит продолжить дальше обсуждение.

Владимир Лапырин: И Юрий Попов – известный нижегородский ресторатор.

Александр Суханов: Подтверждений этому я у нас пока не вижу. (Смеется) Может, в следующий раз. Итак, Роман Михайлович, пожалуйста, вам слово.

Владимир Лапырин: Александр Овидиевич, еще об одном. Мы говорим когда о Нижнем Новгороде, мы имеем в виду, что Чемпионат мира прошел не только в Нижнем, но и в других городах.

Александр Суханов: Это другой вопрос.

Владимир Лапырин: Как там эти проблемы?

Александр Суханов: Мы Чемпионат не обсуждаем…

Владимир Лапырин: Тоже, наверняка, этот опыт будет учитываться.

Александр Суханов: Итак, пожалуйста, Роман Михайлович. Время пошло.

Роман Амбарцумян: Повестка, которую вы сформировали, очень серьезна. Дело в том, что все обозначенные вопросы носят межведомственный характер. И нужно здесь понимать, что нет ровно одной структуры, которая занимается этими вопросами.

С одной стороны, продолжение всей этой темы – это очень серьезная и творческая задача, в том числе, загрузка стадиона культурно-массовыми мероприятиями или спортивными. И это фактически та спортивная стратегия, которая должна быть на ближайшие годы. Я хочу сказать, что дальнейшие все эти ориентиры и стратегические контуры, безусловно, намечены. И к 800-летию города тоже продолжение вот этой как бы стратегии будет.

Обратите внимание – например, недавно был чемпионат… Уже одна команда как бы участвовала. Да? И дополнительная загрузка была. Я думаю, что якорные точки министерством спорта в спортивной повестке будут определены. И под эти якорные точки уже, соответственно, будет и приток туристов, и развитие продолжения инфраструктуры.

Отвечая на вопрос, будут ли загружены те или иные отели, гостиницы, я думаю, что это зависит исключительно от наполнения событийного. И здесь уже работа другого ведомства – министерства культуры, и все, что связано с культурной стратегией. Город, в частности, сейчас разрабатывает стратегию, есть рабочая группа под руководством Анны Марковны Гор. И, безусловно, эта стратегия на пять лет тоже включает большую событийную сетку, чтобы наполнить, в том числе… Ну, вот про те вызовы, о которых вы говорите. Поэтому это уже вторая часть. То есть, еще одно ведомство, которое, по сути, должно задать некие культурные ориентиры и событийную сетку, чтобы это все наполнить.

Что же касается инфраструктурных моментов, я думаю, что, по крайней мере, рядом со стадионом мы понимаем, что все, что можно было сделать… Я сам – житель «Седьмого неба», на Карла Маркса живу. Каждый день я по несколько раз утром и вечером проезжаю и изучил там все, что можно было изучить. Насколько мне известно, есть сложности с ливневкой, они тоже будут в ближайшее время устранены, ну и есть очень мелкие уже недочеты, которые тоже до Чемпионата мира будут устранены. То есть, вся инфраструктура, насколько возможно было качественно сделать, будет к Чемпионату мира сделана. И дальше уже будет задача поддержания этого в достойном состоянии на определенный период.

Таким образом, подводя итог моему выступлению, событийная сетка и спортивная, культурная будет. Задача инфраструктурного поддержания всего, что построено под Чемпионат мира, я думаю, с точки зрения муниципального управления, выполнима. То есть, эксплуатация, содержание тех или иных объектов, дорожной сети. Это будет возможно при качественном наполнении событийной сеткой спорта и культуры.

Александр Суханов: Хорошо, понятно. Роман Михайлович, вот вопрос сразу возникает. А сегодня есть какая-то структура – межведомственная, межуровневая – в области, которая была бы создана и которая сейчас бы отрабатывала или начинала отрабатывать эти вопросы? Официально создана какая-то структура? Или министерство спорта что-то решает, министерство культуры что-то решает, город что-то думает?

Роман Амбарцумян: Есть рабочая группа, посвященная Чемпионату мира, как вы понимаете, и есть несколько разных групп, которые занимаются разработкой концепции, которая взаимоувязана в стратегию области. То есть, те группы, которые разрабатывают, все эти вызовы и ориентиры, о которых вы здесь говорите, учитывают. Соответственно, дальше этот свод попадает в стратегию области как от города. То есть, скажем, концепция культурного развития, которая разрабатывается, будет составной частью стратегии города, которая входит в стратегию области. И там эти элементы, о которых вы говорите, на пять лет есть, учитывающие объекты.

Владимир Лапырин: Ну, Александр Овидиевич, наверное, имеет в виду дирекцию стадиона или дирекцию территории – единый орган, который управляет или координирует все. Он создан или будет создан?

Роман Амбарцумян: Так он уже работает. Под руководством Сватсковского есть структура…

Александр Суханов: Это к Чемпионату – проведение и подготовка.

Роман Амбарцумян: Но она же и дальнейшим…

Александр Сериков: Есть дирекция стадиона.

Роман Амбарцумян: Есть дирекция стадиона. Я просто хочу сказать, что она уже работает, там есть долгосрочность…

Владимир Лапырин: Она же и останется?

Роман Амбарцумян: Конечно. На данный момент понятно, что есть там короткая повестка, и есть среднесрочная, и есть долгосрочная. Они этим вопросом занимаются.

Александр Суханов: А вот возможности использования стадиона… Мы же понимаем, что не может круглогодично на этом стадионе проводиться чемпионат по футболу – неважно мира или России. Есть зимние месяцы в России, стадион будет под снегом.

Роман Амбарцумян: Александр Овидиевич, это, наверное, не ко мне вопрос.

Александр Суханов: Не к вам… Понятно.

Роман Амбарцумян: Все-таки с загрузкой стадиона – это не по адресу вы вопрос.

Александр Суханов: Последний момент. Каждый ли матч будет вызывать вот такой столбняк – транспортный коллапс в городе, как это сейчас пока происходит? Вот на Мещерке особенно.

Роман Амбарцумян: Слушайте, все чемпионаты я до дома доезжал с задержкой примерно 40 минут. То есть, я не считаю, что это какое-то сверхъестественное событие. Да, были несостыковки по времени. То есть, объявляли, когда будет перекрытие и, скажем, оно было пару раз чуть раньше, чем было объявлено. Но какого-то коллапса на Мещерке как житель я не увидел. То есть, задержка от обычного времени 40 минут – час, я думаю, ради стадиона, ради Чемпионата мира допустима.

Александр Суханов: Хорошо. И вот последний момент. Вот Владимир Викторович помянул, что в свое время, когда готовилась Олимпиада в Сочи, тоже было очень много разговоров о том, что объекты выстроены, Олимпиада проведена, и после Олимпиады эти объекты будут разваливаться, пустовать. На самом деле этого не произошло. Так ведь? Сейчас в Сочи все используется достаточно плотно, причем, круглогодично. А вот как-то мы попытались изучить опыт Сочи, опыт других городов, которые такие вещи имеют?

Роман Амбарцумян: Александр Овидиевич, конечно. Еще раз подчеркну – есть целые структуры. Опять это вопрос к ним, к дирекции спортивной. Я просто входил в эту рабочую группу и вхожу как бы до сих пор. Я знаю, что обмен опытом есть. У нас даже член Общественной палаты Владимир Поддымников ездил в Екатеринбург, и обменивались опытом. То есть, он стал как бы общественным членом по ФИФА по всей стране. И обменивались даже темой разных спортивных мероприятий – как проекты ЗОЖ – здорового образа жизни – реализовывать на таких территориях. То есть, этот обмен между городами, где какой хороший опыт – он есть, и он происходил даже на моих глазах. Это есть.

Александр Суханов: Все, не буду больше вас мучить. Микрофон Юрию передайте, пожалуйста. Юрий, вам слово. Пожалуйста.

Юрий Попов: Ну, день добрый!

Александр Суханов: Попов Юрий…

Юрий Попов: Павлинович у меня отчество – когда-то очень громкое.

Владимир Лапырин: Мы помним, помним…

Юрий Попов: Было время, конечно, везло мне. На самом деле грустно, что мы собираемся сегодня, а не пять лет назад, обсуждать судьбу стадиона и вообще инфраструктуры, которая построена сейчас. Потому что это не футурология, мы уже вступили в этот процесс – нужно из него выбираться. И все делается в пожарном порядке.

Можно я по преамбуле пробегусь тут немножко? Тут вот написано, что построены какие-то отели к Чемпионату мира и объекты общественного питания. Нет ни одного объекта общественного питания, который построен к Чемпионату мира. Да, была региональная программа по строительству отелей, чтобы увеличить номерной фонд – это так и есть. Она где-то удалась, где-то не удалась. Мы знаем, что несколько отелей не смогли построиться по разным причинам. Но какой-то целевой программы, которая была бы всеобъемлющей, которая в целом затрагивала бы туризм, общественное питание, вообще сферу гостеприимства, к сожалению, в городе не было реализовано.

И на сегодняшний день можно говорить о том, что это мероприятие – Чемпионат мира – это же маркетинговое мероприятие, с помощью него мы должны продвигать регион в мире. К сожалению, совершенно непонятно, как мы будем это делать… Потому что многие регламенты до сих пор еще не приняты. Я, к примеру, говорю о правилах торговли алкоголем. До сих пор же не принят регламент, а это немаловажный аспект гостеприимства. Как будут питаться наши люди, к примеру, какие мы будем проводить кулинарные фестивали, гастрономические в период проведения Чемпионата мира – тоже совершенно непонятно. И вот из этих нюансов складывается – точнее, не складывается – целостная картина. Нет лица нашего региона, каким его увидят люди – так, как бы хотелось нам, чтобы они приехали сюда же обратно.

Вот, к сожалению, весь вопрос…

Александр Суханов: И не только на стадион, да?

Юрий Попов: Не только на стадион – абсолютно. Они же на стадионе будут три часа. Остальное время они будут где-то бродить – где-то жить, как-то до него добираться, где-то питаться. Спать, есть, и так далее, и тому подобное.

Создан департамент туризма – к Роману Михайловичу был вопрос – который выделен из министерства культуры и который пытается стать вот таким консолидирующим органом вот именно в целях развития продвижения региона как такового. Ну, только создан. Пока говорить о том, что он что-то сделал, еще преждевременно.

Что касается использования стадиона, мы тоже общались с коллегами из других регионов – с Казанью, к примеру, у нас достаточно плотное было общение. На самом деле большие сомнения, как будет заполняться этот стадион. Общеизвестный факт, что у нас нет футбольной индустрии в регионе. И, собственно говоря, это получается как роза в отсутствии всех остальных растений.

К примеру, тот же самый нижегородский трамплин, достроить который денег нужно в 20 раз меньше, и у нас, напоминаю, сильнейшая до сих пор школа прыгунов с трамплина в стране – он никак не доделан. А это, между прочим, комплекс круглогодичного использования, в том числе можно проводить этапы Кубка мира во время Дня города – 12 июня. Представляете, да? Это не пустые слова. Действительно, есть договоренность с Международной федерацией прыгунов с трамплина – такая есть. Всего лишь нужно достроить трамплин.

Поэтому вопрос о стадионе – он не столько о стадионе, сколько о всей структуре — для нас первостепенный. Потому что мы ориентированы не на футболистов – мы ориентированы на гостей, которые туристы, а не футболисты. Для нас, естественно, в первую очередь – исторический облик города, сохранение старого Нижнего. И у нас есть вопросы. Сейчас ремонтируются фасады – сколько они проживут? У нас будет два цикла переходных – осень и весна. Что мы увидим в мае следующего года? То, что я вижу – как они делаются, я думаю, что мы вернемся очень быстро к состоянию, которое было до этого момента.

Вопрос серьезный. Надо его обсуждать более широким составом и с привлечением большого класса экспертов, и чтобы наши решения экспертные были чем-то подкреплены.

Александр Суханов: Хорошо, спасибо.

Владимир Лапырин: Юрий Павлинович, вот что касается общественного питания, то уже тестовые матчи показали – я сам был и своими глазами видел, что на этих тестовых матчах весьма опять-таки мы сталкиваемся с явлением очередей. То есть, не успевает обслуживать та бригада тех, кто взял немножко поесть, попить.

Юрий Попов: Да.

Александр Суханов: Москвичи приедут с их опытом.

Владимир Лапырин: И не укладываются вовремя. Что касается в целом гостей, то, на ваш взгляд, сегодня мы без посторонней помощи можем обслужить ту массу народа ожидаемого своими силами? Вы же еще руководитель Ассоциации рестораторов и отельеров.

Юрий Попов: Вот смотрите, я разобью на части. Первое: у нас была программа по увеличению гостиничного номерного фонда, но, к сожалению, не было программы по увеличению каких-то временных нестационарных торговых объектов – какого-то, может быть, сезонного увеличения объектов общественного питания. Более того, в этом году мы столкнулись с таким фактом, что практически у нас выданные разрешения на летние площадки при ресторанах были отозваны в марте месяце – тогда, когда люди закупились. И у нас создалась сейчас такая ситуация, что у людей нет на руках договора, они пытаются как-то монтировать летние площадки – их ходят и за это дело как-то еще штрафуют. К сожалению, такая ситуация парадоксальная. Как-то люди задумываются, где все они будут есть, но практических шагов нет.

Владимир Лапырин: А причина-то какая?

Юрий Попов: Причина – сделать город красивым. Мы должны открыть фасады для туристов. Вопросы эстетики – они спорные достаточно…

Александр Суханов: Скорее всего, здесь другие вопросы.

Юрий Попов: Ну, может, другие вопросы. Официально причина была озвучена таким образом. Поэтому у нас сейчас не только не увеличение, а дай Бог сохранить бы то, что есть. Люди уже платят арендную плату с 1 апреля, с 15 апреля, с 1 мая кто-то, а до сих пор площадки не стоят.

Сергей Раков: Вы бьете в колокола?

Юрий Попов: Регулярно стучим в колокола, уже обстучались. И до губернатора доходили, и все. То есть, на словах все за…

Александр Суханов: После Чемпионата вам все разрешат.

Юрий Попов: Да нет. Сейчас вот у нас принимаются новые правила благоустройства – этот проект обсуждается — которые достаточно грустные и очень спорные. Поэтому мы так смотрим с каким-то скепсисом на это дело.

Александр Сериков: Почему они грустные?

Юрий Попов: Почему они грустные? Потому что они сделаны, на наш взгляд, очень неграмотно.

Александр Сериков: Правила благоустройства?

Юрий Попов: Да.

Александр Сериков: То есть, они хуже существующих?

Юрий Попов: Они просто, начиная даже с понятийного характера, противоречат, к примеру, постановлениям правительства Нижегородской области. Они противоречат себе: в одном предложении одно утверждение, в другом – оно противоречит. Поэтому. Примерно так.

Александр Сериков: Это предмет обсуждения.

Юрий Попов: Ну, да. Но их выносят на майскую думу. У нас был разговор, что нас привлекут как экспертную группу. У нас собирали рестораторов, и был такой разговор о привлечении. Мы же работаем на этих площадках, тоже услышать надо как-то голос. Да? Но рабочей группы такой не было создано, и мы просто получили готовый проект правил благоустройства. Все. Выносится на городскую думу.

Александр Сериков: Я хочу реплику сейчас сказать.

Александр Суханов: Пожалуйста.

Александр Сериков: Закон о чистоте и порядке Нижегородской области, внесенный губернатором в свое время, комитет по градостроительству и жилищно-коммунальному хозяйству, который я возглавлял, обсуждал два месяца почти в ежедневном режиме. Причем, последняя статья написана – правила благоустройства населенных пунктов привести в соответствие с законом. Поэтому кто же сейчас мешает, допустим, в первом чтении его принять и дальше продолжить обсуждение? И эти предложения надо вносить, если есть у вас замечания.

Юрий Попов: Конечно. Да, мы работаем над этим, сейчас мы составляем…

Александр Сериков: Правила благоустройства – это такой системообразующий управленческий документ. То есть, жизнь после Чемпионата и правила благоустройства – можно поставить «синонимы».

Юрий Попов: Да, абсолютно верно.

Александр Суханов: Александр Алексеевич, уж коль вы взяли реплику, может быть, вы и продолжите?

Александр Сериков: Хорошо, если позволите. Смотрите, как называется наш эксперт-клуб – «Жизнь после Чемпионата-2018 – новые вызовы для Нижегородского региона». То есть, широко. Читаем – узко: стадион. Но специалисты, которые могли бы обсуждать со всеобъемлющей информацией, за этим столом не присутствуют. Поэтому Роман Михайлович, как дипломат, мягко ушел.

Александр Суханов: Обошел.

Александр Сериков: А что он сейчас может сказать? Он занимается распространением информации, продвижением города, продвижением действий, и он это делает очень хорошо. (Сергею Ракову) Сергей Викторович, в надежных руках ваша предыдущая работа. И в этой связи, говоря об Амбарцумяне, я бы предложил, может быть, сейчас ему снова дать слово. Его тема могла бы быть «Роль его управления и города в продвижении города в мировом пространстве, в российском пространстве и просто в информационном пространстве».

Поэтому я бы не стал сейчас говорить о футболе, потому что футбол – это цель, а стадион – это средство. Мы сегодня можем констатировать – по крайней мере, моя обывательская оценка – футбола нет в городе, а средство есть. Как в этом противоречии жить дальше – это как бы философский вопрос, но на него как-то надо ответить. И сейчас я бы все-таки предложил, пользуясь тем, что мы все собрались, поговорить, если говорить о жизни после Чемпионата, о жизни города в целом. То есть, сделали мы шаг вперед. Вот вы, допустим, сказали, что качество управления является важным фактором. С моей точки зрения, надо понять заинтересованность лиц, принимающих решения по повышению качества жизни и нашу роль как экспертного сообщества в том, чтобы посодействовать принятию правильных решений, правильных оценок. И в этой связи мы пока можем только, с моей точки зрения, наблюдать за процессами.

Вот, допустим, на Автозаводе перекрывают из-за отопления дорогу. Приезжает глава города и принимает, на мой взгляд, очень смелое решение – не будете платить. И добивается этого решения. Я вам скажу, что это дорогого стоит – то, что сделал Владимир Александрович Панов. Дальше – еще одно решение. Как известно, Почаинский овраг уже застраивают и засыпают. То есть, с моей точки зрения, это городское преступление. Приходит новый глава и говорит: «Не будем засыпать и не будем строить». Это тоже дорогого стоит. И как символическое действие организуется работа по очистке оврага. Я ему вчера в фейсбуке пишу: «Надо сейчас подумать о смыслах этого оврага», - потому что как легкие и озелененная территория он должен работать каким-то образом по-другому.

Поэтому жизнь после Чемпионата я рассматриваю широко. То есть, как будет жить город, как будут жить люди, как будут жить здания, сооружения. Юрий Павлинович сейчас затронул тему правил благоустройства – она крайне важная и актуальная. Причем, Юрий Павлинович, обсуждайте на Общественной палате, предлагайте руководителям нашего эксперт-клуба. То есть, правила благоустройства – это всеобъемлющий документ: он регламентирует деятельность людей, живущих в этом городе.

Извините пожалуйста.

Владимир Лапырин: Но вы говорили про…

Александр Суханов: У вас еще время есть.

Владимир Лапырин: … правила. Правила-то правилами, но речь идет еще и об исполнении этих правил. На сегодняшний день, если вы пройдете по городу, то вы увидите невывезенный мусор – мешки черные вдоль дорог стоят, во дворах накапливаются. И эти самые мешки стоят уже месяц, если не больше. И они могут простоять еще месяц, или два, или три.

Александр Суханов: Нет, два-три — нет.

Владимир Лапырин: Ну, запросто. Некоторые с прошлого года стоят. Хотя все постановления приняты. Если вы заглянете, допустим, в тот же самый Пушкинский садик или, как его сейчас называют, парк культуры и отдыха, вы увидите там массу людей с колясками — то есть, мамы с детьми, огромное количество. То же самое, если мы поглядим на другие парки. Но эти зоны опять-таки не благоустроены. Говорили вот про зоны комфорта, голосовали за них на выборах. И к Чемпионату миру, конечно же, город немножечко прихорошел, чуть-чуть себя привел в порядок. Но дальше-то опять-таки этими правилами предусмотрено поведение соответствующих управленцев, а на самом деле оно остается по существу прежним. То есть, роль-то исполнительской дисциплины та же самая.

Вы говорили о главе города. Согласен. Но город-то не только из одного главы. Вся эта вертикаль-то работает ли?

Александр Суханов: Она еще только строится.

Владимир Лапырин: Вот в чем проблема-то.

Александр Сериков: Ну уж конечно — строится!..

Олег Хрусталев: Можно реплику?

Александр Суханов: Пожалуйста. Только в микрофон бы тоже.

Олег Хрусталев: Роман, вот есть федеральная программа формирования комфортной городской среды. Она как-то соотносится с тем, как мы будем использовать те объекты, что у нас построены? Ведь вот благоустройство, про которое сейчас тоже говорят, с этим тоже связано. Народ голосует за те территории, которые будут благоустраивать.

Владимир Лапырин: И надеется.

Олег Хрусталев: Да, и надеется, что это будет сделано хорошо. Вот как это все взаимосвязано с точки зрения городской администрации?

Александр Суханов: Ну, вот Роман Михайлович сейчас нам попробует ответить.

Роман Амбарцумян: Я попробую кратко сказать касательно вызовов, не имеющих отношения к Чемпионату мира...

Александр Суханов: Да. Здесь как раз о городе...

Роман Амбарцумян: … имеющим отношение к городу, к стратегическим контурам, которые обозначил глава города. Я хочу привести один пример, чтобы вы поняли эту цепочку, как она из настоящего разворачивается в будущее и дальше стратегически живет.

К примеру, экология как один из пяти стратегических контуров, обозначенных главой города. 29 мая мы будем проводить экологический форум, на который мы пригласили большое количество новых лиц со всего города, кому интересна экологическая повестка. Мы знаем, что экология сейчас непрозрачна, неизмеряема, и нужно вовлечь общественников и те или иные городские институты и муниципальных служащих в тему экологии. В частности, у нас будет несколько столов, связанных с экокартами, экопросвещением, и так далее. То есть, семь столов с модераторами с тем, чтобы это перевести в системную ежемесячную работу. Чтобы те или иные параметры экологии были измеримы, были известны общественникам и дальше шли как бы в работу с муниципальной властью. То есть, смотрите, этот контур понятен: старт 29 мая и дальше ежемесячная системная работа. Поэтому всех находящихся здесь приглашаем, будет в Анкудиновке в 11 часов 29 мая.

И здесь понятно, что будет на выходе. Например, по теме со свалками — это экопатруль из активистов гражданских, кто будет это мониторить. Понятно, как это устранять, и так далее. Итак, семь очень крупных экологических тем. Соответственно, вовлекаем фактически всех желающих — гражданских активистов, жителей, общественников — с тем, чтобы всем вместе решить эту проблему и вот эту пятилетку системно идти по теме экологии.

С ФКГС и с общественными пространствами. Есть Институт развития города, очень плотно они занимаются всеми общественными пространствами. Это тоже как стратегический контур. Естественно, он взаимоувязан и с мнением жителей. Сейчас большое количество членов Общественной палаты, насколько я знаю — Дедиков Антон, еще несколько человек — вовлечены в общение с Дарьей Шориной с тем, чтобы учесть мнение и общественников тоже. То есть, не только населения. Потому что был опрос. Это тоже очень большая программа, и на несколько лет есть финансирование федеральное на эту тему. Я думаю, что большое количество городских пространств будет обустроено.

Третий момент очень важный, о котором я хотел сказать — это основной вызов — это борьба за человеческий капитал. Для того чтобы справиться с этим вызовом, чтобы людям было интересно здесь, чтобы люди не уезжали отсюда... Мы понимаем с вами, что один из вызовов, я называю так — это поезд, который до Москвы или до Питера будет довозить за короткий промежуток времени. Предположим за два часа, если до Москвы будет поезд, понятно, что пассионарии могут уезжать из города. Для борьбы с этим вызовом разрабатывается концепция образования — одна из концепций, которая позволит в ближайшие несколько лет выйти на очень серьезные позиции по образовательному контуру. В ближайшее время, я думаю, мы тоже об этом заявим. Этой работой занимаются очень серьезные специалисты. Я вовлечен в этот процесс. К сожалению, пока не могу дать подробную информацию, но поверьте — на очень высоком уровне этот продукт концептуально. На данный момент даже уже дорожная карта как бы готова всего этого — как это будет внедряться, как это будет работать, каковы будут побочные эффекты, социальные эффекты и, естественно, положительные эффекты. То есть, стратегический контур борьбы за человеческий капитал тоже определен.

Культурный капитал — мы понимаем, что в человеческом капитале без культурного капитала, без культурной среды невозможно. Эта тоже работа ведется на очень серьезном уровне. Фактически все, кто хотели участвовать в разработке культурной стратегии, сейчас этим занимаются. И в ближайшее время мы тоже получим эту концепцию, которая будет взаимоувязана со всеми вызовами, которые стоят перед городом с этой точки зрения, чтобы наполнить.

И вкратце. Через несколько месяцев будет департамент социальных проектов касательно той работы, которой в потенциале ваш покорный слуга будет заниматься. Это некое подобие проектного офиса с тем, чтобы поддержать массу социальных проектов, которые есть во внешнем контуре от общественников, активистов — с одной стороны. С другой стороны, заниматься, в том числе, брендингом территории и маркированием с тем, чтобы было понимание, как внешний потребитель рассматривает Нижний Новгород. То есть, мы можем создавать вместе с общественниками, с населением массу продуктов, которые будут интересны не только внутреннему потребителю, но и внешнему, чтобы обеспечить приток людей и инвестиции. То есть, это одна из важнейших стратегических задач нового департамента.

Александр Суханов: Спасибо. Я подчеркнуть какой момент? Что вот Александр Алексеевич, безусловно, прав. Стадион, спортивный праздник в виде Чемпионата мира по футболу — это повод для нашего разговора, это не основное содержание. Повод для разговора о чем? О будущем города. Ведь свободен первый шаг, но мы — рабы второго. Дал ли этот стадион, эта подготовка к Чемпионату сделать тот первый шаг, который позволит сделать следующий в развитии города? Именно в развитии, перспектив развития, снятия каких-то рисков, о которых сейчас Роман Михайлович говорил.

Ведь Собянин сознательно поставил цель работать кадровым пылесосом по всей России. Он со всей России высасывает кадры именно в Москву. Он такую задачу поставил. Он поставил задачу соревноваться с Нью-Йорком, с Парижем, со всеми мегаполисами мирового уровня, и он целенаправленно это делает. И действительно угроза превращения Нижегородского региона или в спальный район, или в регион, который будет поставлять кадры для Москвы, серьезна.

Владимир Лапырин: Но Роман не сказал про рабочие места в Нижнем Новгороде. Предполагается ли рост их или они запланированы только в сервисной зоне?

Александр Суханов: Если говорить о перспективах, то я думаю, что здесь мы сейчас можем говорить о том, что рост рабочих мест предусматривается теми программами, которые разрабатываются, насколько я знаю, но здесь вопрос в том, кто эти места будет занимать. Ведь процесс-то идет волнами. Если из Нижнего основная волна специалистов уехала в Москву, то у нас она заполняется приезжими из области, из соседних областей. И в результате мы получаем рабочую силу более низкого уровня, а часть силы замещается мигрантами. Но это другая тема, по-моему. Сегодня мы не можем эту тему досконально... Мы можем ее потом рассмотреть.

Поэтому я бы хотел все-таки, чтобы мы сейчас посмотрели на перспективу развития города именно в плане толчка, который может дать Чемпионат, или дал уже, если можно так сказать. Сергей Викторович, пожалуйста. Вы, по-моему, хотели нам что-то сказать. Раков Сергей Викторович. Возьмите, пожалуйста, микрофон.

Виктор Раков: Роман Михайлович озвучил вот эти четыре направления...

Роман Амбарцумян: Это не все еще, понятно...

Виктор Раков: То, что Роман Михайлович озвучил эти четыре направления — они, бесспорно, наверное, приоритетные и важные. И похоже, что действительно дело в надежных руках. Но я бы прокомментировал их вот с какого аспекта. Мы же сейчас здесь все как уже наблюдатели с неким опытом и видим, как цикличность власти, смена городской власти уже на наших глазах в современной истории происходит достаточно часто. И в той или иной степени каждая власть приходит с какими-то инновационными предложениями, подымает знамя каких-то заявлений, что-то удается реализовать, что-то — нет. Но потом последующий цикл — последующая власть опять подымает какие-то заявления, опять что-то пытается реализовать, опять что-то получается, что-то — нет. И получается, что заложником таких вот странных циклов все равно является горожанин, обычный житель, у которого проблемы достаточно приземленные. То есть, бесспорно, тема экологии важна, бесспорно, тема человеческих ресурсов важна — конечно, важна. Но так получится точно: рано или поздно опять власть сменится и опять какие-то будут появляться новые приоритеты.

Нет у нас, к сожалению — это объективность — некой преемственности задач, которые были когда-то давно продекларированы. Может быть, их не стоит отметать. Можно их корректировать, совершенствовать, но перечеркивать то, что делали предыдущие власти, получается себе дороже, потому что опять же страдает житель. И такое ощущение, что любая новая власть — а на нашей памяти их уже три-четыре таких вот смен команд — как будто спускается с другой планеты и не знает, что было вчера в нашем городе. Какие-то новые изобретения, новые инновации... Если все получится — хорошо. Но главное, чтобы все это было еще немножко приземленно. Люди в Нижнем Новгороде достаточно разные: бывают очень быстрые, скоростные, бывают, которые живут еще какими-то провинциальными темпами, а нужно учитывать мнения всех.

Это вот, что касается комментария к выступлению Романа Михайловича.

Возвращаясь к теме, я еще минутку скажу следующее. «Новые вызовы и ориентиры для Нижегородского региона». Так уж получилось, что менталитет и власти, и горожанина — да вообще мы с советской эпохи так воспитаны, что мы живем какими-то событиями и какими-то отрезками. Вот сейчас мы живем в предвкушении Чемпионата мира. Плохо ли, хорошо ли, но стадион стоит. И я уверен, что управленческие решения, как использовать стадион потом, будут выработаны, реализованы, и в целом, конечно, он будет функционировать с какой-то пользой, будь то спортивные мероприятия, праздничные, концертные — как угодно. Уверен, такой объект будет использоваться так, как нормально, на благо города. Но о другом я хочу сказать. То есть, хорошо, пройдет Чемпионат мира — для нас, нижегородцев любого психотипа, нужен какой-то ориентир. Какой у нас следующий ориентир? 800-летие Нижнего Новгорода.

Как сейчас впопыхах красятся фасады почему-то и делаются какие-то работы... Ну, конечно, всегда к приходу гостей, к мероприятию надо успеть. Но почему-то складывается такое ощущение, что год назад об этом думали не так, как сейчас. И, наверное, то, что делается сейчас, по большому счету, в городе должно происходить каждый год. И фасады должны приводиться в порядок каждый год, потому что действительно у нас море фасадов, которые требуют не просто ремонта, а каких-то больших реконструкций, и так далее. И это и благоустройства касается, и ресторанов. Это все-все-все.

Я сейчас думаю, что как раз следующим ориентиром, мощным таким маяком для нижегородцев должно уже стать 800-летие. И к нему надо готовиться не за полгода до его прихода, условно говоря, а давно. И вот Александр Алексеевич не даст соврать — по-моему, на рубеже 15-16-ого года городской администрацией была создана рабочая группа, которую он — один из — возглавлял, и именно городской администрацией начались сборы информации, концепции, стратегии, которые потом были отправлены в областное правительство. И у меня такое складывается ощущение, что где-то там все это сейчас лежит и немножко пылится. А ведь Михалков Никита Сергеевич, который приезжал... Как раз один из вопросов, который был ему задан — кстати, в соседнем зале он проводил здесь встречу — он сказал: «Ребята, нижегородцы, к 800-летию надо было готовиться вчера или даже позавчера, потому что это не просто набор административных комплексов, финансово-хозяйственных, но это огромные смыслы, и идеологии, и бренды. Поколение нижегородцев только одно будет жить в рамках такого праздника».

К сожалению, мы заложники вот этих вот ориентиров. То есть, к 1 мая нужно нам открыть пять школ, как раньше было, к Чемпионату надо сделать то-то, а дальше — 800-летие. Я сторонник...

Александр Суханов: Перечень мероприятий. Да?

Сергей Раков: Я сторонник того, что эта работа должна вестись очень активно прямо сейчас. Да, есть смена команд, кадры приходят и уходят. Вот Сергей Александрович Горин сейчас ушел — один из главных кураторов. Но, по-моему, знамя сейчас где-то лежит и пылится, его надо подымать к 800-летию, и это как раз следующий ориентир. И надо смело признать, что этот ориентир может быть использован и в политических целях регионального значения. Это нормально, ничего в этом зазорного нет. И каждый нижегородец должен прочувствовать. Потому что у нас есть большие примеры, как какие-то крупные даты проводились в других регионах — Казань, Ярославль. И там они проводились, как нам представляется, как мы слышали, видели, читали, весьма достойно. И наша задача сейчас общая — и администрации, и регионального правительства, и общественников, и активистов — это знамя 800-летия подхватить. Не для галочки, не для формальности, а просто для того, чтобы у нас был какой-то очередной стимул и получать субсидии из федерального бюджета, и новые программы интересные придумывать — я имею в виду социальные, и прочее-прочее.

Потому что есть такое ощущение, что нижегородцы чуть-чуть как-то ущербно себя чувствуют с точки зрения самоопределения. Хотя у нас для этого есть все. Наш город виден на любом глобусе, который даже в Австралии сделали. Потому что слияние двух великих рек указывается на любом глобусе, даже если там не напишут Нижний Новгород. Ну, это я так, лирически.

Да, делается стратегия, которая сейчас в региональном правительстве представлена. Пока она не представлена общественности, но специалисты потрудились. Будем верить, что там что-то достойное и правильное, и будет принято это все общественностью. Наверное, будет и скорректировано по итогам этих обсуждений что-то. Но вот эти вещи эмоциональные такие обязательно должны быть в этой стратегии — 800-летие. Можно потом думать дальше, а что же после 800-летия. И об этом должны думать и мы, и эксперты, и аналитики, и ученые, и политологи, и все те, кто занимается внутренней политикой. Потому что это самоопределение нижегородцев, самоопределение горожанина.

Александр Сериков: Реплику можно?

Сергей Раков: Я, в общем-то, завершил.

Александр Сериков: Я поддерживаю тезис Сергея Викторовича по поводу 800-летия — что это флаг, что это движение, причем, не просто перечень мероприятий, а именно движение социальное в городе, потому что люди в массе своей город любят. К сожалению, я должен констатировать, что Сергей Викторович прав. Я являюсь членом областного комитета по подготовке к 800-летию. Последний раз я на нем был весной прошлого года. Я думаю, что он больше ни разу и не собирался. Я — человек дисциплинированный. И то, что вы сейчас сказали — я, обращаясь к Валерию Павлиновичу, это же самое говорил.

И в этой связи я бы хотел просить, Роман Михайлович. Мне представляется этот тезис крайне важным — просить бы вас донести важность этого тезиса до главы города. Потому что это движение, которое нас всех или многих из живущих в городе может объединить. Спасибо.

Сергей Раков: Да. И не надо забывать, что тема 800-летия зафиксирована уже в Правительстве Российской Федерации. Есть указ Путина, еще что-то...

Александр Сериков: Дворкович там...

Василий Козлов: Как раз, кого нет в Правительстве...

Роман Амбарцумян: Коллеги, я сейчас — как раз быстро два слова — я Константину показывал сейчас. У нас группа 800-летия как раз создана в администрации, мы объединены в «Вайбере». Очень интересная идея с общественным комитетом на тему 800-летия. Это было бы здорово, если бы именитые уважаемые нижегородцы вошли бы, еще был бы общественный комитет 800-летия. Очень хорошая идея.

Александр Сериков: Карнилин его своим решением создал как глава города.

Роман Амбарцумян: Ну, надо еще смотреть, действительно ли сейчас это.

Я, если можно, Сергею Викторовичу быстро скажу. Про приземленные вещи мы не говорим пока, потому что долго про них рассказывать. Скажем, «антиснег», и то, что в публичное поле вывели все, что связано по снегу — это факт. Ну, то есть, хозяйственные вещи приземленнные — они тоже есть. Сейчас есть проект «антияма», и по дорогам категории А и Б очень много ям устранено. Там около двух тысяч заявок. То есть, приземленными вещами мы тоже занимаемся. И некие флаги хозяйственные последовательно идут, просто мы сейчас их не обсуждаем. Если нужно, об этом мы можем тоже подробно поговорить.

Константин Барановский: А можно репличку?

Александр Суханов: Пожалуйста.

Константин Барановский: Я во многом согласен с прозвучавшими здесь мыслями и идеями, но я бы хотел перенести вектор внимания с муниципалитета, с регионального правительства на предпринимателей. При всем уважении к этим людям я не вижу с их стороны никакой активности. Как бы есть внешний импульс — они на него реагируют. Я согласен с Сергеем Викторовичем по поводу 800-летия, я не оправдываю ни муниципалитет, ни правительство, но, ребят, у них масса текущих целей и задач, и так далее, которые они должны и обязаны выполнять, а 800-летие — ну, оно завтра. Да? И как говорила героиня романа и фильма «Унесенные ветром», я об этом подумаю завтра. Так вот у меня вопрос к нашим любимым предпринимателям: а что они думают по этому поводу, как они собираются на этом зарабатывать? В том числе, где их активность по выработке смыслов, по маркетингу территорий, по брендированию Нижнего Новгорода? «Кто мы? Откуда мы? Куда мы идем?» - как написал один известный французский художник.

Нет, я понимаю, что масса всяких сложностей у нас есть с бизнесом, что их давят, душат и так далее, что им мешают административные барьеры и так далее. Но при всем уважении к Юрию Павлиновичу, они вот варятся в каком-то своем — ни коим образом не в качестве какой-то претензии — но такое ощущение, что они варятся в своем котле и не выходят опять же в некое внешнее пространство. Ну, есть «ОПОРА России», есть «Деловая Россия», чуть ни в каждом районе есть ассоциация предпринимателей, и так далее. Ребят, если вы хотите денег, то вы не сидите и не ждите, как афроафриканец под пальмой, когда кокос упадет. «А, кокос не упал — ну, завтра упадет». Берете — не знаю — колотушечку, стучите по пальме, чтобы кокосы падали. Что вы все сидите и ждете?

Александр Суханов: Голову только берегите.

Константин Барановский: Голову — обязательно. В каске — это обязательно. Нет, предприниматель — это уже само по себе — он предпринимает. У нас, к сожалению, предпринимательское сообщество очень инертное.

Александр Сериков: Кто вам сказал?

Константин Барановский: Ну, а где они?

Александр Сериков: Только результатами этого предпринимательского сообщества город и живет.

Константин Барановский: Нет, Александр Алексеевич, я согласен. Сейчас можно поднять, сколько они налогов платят и так далее. Но я сейчас говорю немножко о другом. Да? Понятно, что обидно, что ты с апреля платишь, а тебе не дают поставить летнее кафе — согласен. Но опять же — где к тому же Чемпионату мира... Насколько я понимаю, наши предприниматели даже опоздали подать в ФИФА заявки, и теперь будут торговать вне фан-зоны, насколько я знаю.

Сергей Раков: Это, по-моему, ошибочная информация.

Константин Барановский: Может быть.

Сергей Раков: Мне кажется, наши предприниматели, похоже, обожглись на Чемпионате мира.

Константин Барановский: Может быть.

Сергей Раков: Масса и ограничений есть.

Константин Барановский: Может быть. Еще раз говорю...

Сергей Раков: Во всем мире Чемпионат мира служит для чего? Для того чтобы получить спортивное удовольствие и чтобы территория, где это проводится, заработала на потоке туристов и болельщиков. Может быть, мы спортивное удовольствие получим, но второй тезис — что кто-то на этом заработает...

Александр Суханов: Есть одна территория — Москва.

Константин Барановский: Еще раз говорю, я же не являюсь носителем истины в последней инстанции. Я говорю то, что я вижу, то, что я знаю не только из средств массовой информации, но из разговоров с людьми, в том числе. Поэтому, как бы повторю, не снимая ответственности с муниципалитета, не снимая ответственности с правительства Нижегородской области и с общественности, которая... Ну, извините — денег нет — не будет ни 800-летия, ни Чемпионата мира, ничего... То есть, опять-таки, хотите заработать денег — надо думать об этом уже сейчас. Надо создавать смыслы, надо генерировать эти смыслы.

Потому что я вот, например, сильно не уверен, что задача муниципалитета — думать о наполняемости гостиниц. Извините, гостиницы — это частный бизнес, построенный на частные деньги. Да, можно создать какие-то ивенты, которые привлекут сюда туристов. Но повторюсь — это не задача муниципалитета, это твоя задача, если ты...

Александр Сериков: Кто вам сказал, что это не задача муниципалитета?

Константин Барановский: Я так считаю.

Александр Сериков: У города существует программа туризма.

Константин Барановский: Существует.

Александр Сериков: И в соответствии с ней он должен предпринимать действия.

Константин Барановский: Нет, Александр Алексеевич...

Александр Сериков: Константин, вы лучше говорите о том, чего знаете.

Константин Барановский: Нет, хорошо... Безусловно, существует программа туризма и так далее. Согласен, что нам нужен поток и внутреннего туризма, и внешнего туризма. Но еще раз говорю, что это мое мнение, я могу ошибаться, но у меня такое впечатление создается, повторюсь, что предприниматели сидят под кокосовой пальмой и ждут, пока им кокос на голову упадет. Вот и все.

Александр Суханов: Мы вас поняли. То есть, вы обращаетесь к предпринимателям нижегородским, считая, что они недостаточно...

Сергей Раков: Можно еще тогда обращаться к писателям нижегородским...

Александр Суханов: Да-да...

Александр Сериков: Юрий Павлинович, Сергей Викторович, вот вы — свидетели. Мы в рамках проекта «Рождественская сторона: Добро пожаловать!» создали «Союз Рождественской стороны» - предпринимателей объединили...

Константин Барановский: Безусловно...

Александр Сериков: Мы проводим сейчас серию мероприятий, где собираем этих предпринимателей. Ну, почему вы говорите, что нет ничего? Ну что-то хоть маленько, но есть!

Александр Суханов: Замечательно.

Александр Сериков: Причем, здесь вопрос Роман Михайлович поднял сейчас о социальных проектах — о целом департаменте. Это для меня новация. Так задача органов власти — объединить это, поддержать хотя бы словом и сказать: «Делай!»

Константин Барановский: Безусловно...

Сергей Раков: Кстати, Александр Алексеевич получил в начале года президентский грант...

Александр Сериков: Ну, я про него и сказал — это «Рождественская сторона: Добро пожаловать!»

Роман Амбарцумян: Можно тоже реплику Константину?

Александр Суханов: Хорошо, давайте немножко подискутируем, потом будем действовать дальше.

Роман Амбарцумян: Определенная событийная сетка культурная — назовем ее условно «Фестивальный Нижний»... Обратите внимание, возьмем «Alfa future people» - приезжают со всей страны люди, автоматически загружены будут все отели.

Александр Сериков: Места ни одного нету. Особенно дешевых.

Роман Амбарцумян: Места ни одного не останется. Теперь представьте — если и предприниматели, и городское сообщество, и администрация проведут работу по привлечению промоутеров — тех, кто делают фестивали разные, и здесь будет фестивальная сетка определенная, то эта задача мгновенно — то, о чем вы говорите — выполняется. Только не говорите, что это дипломатичная — это совокупная работа. Не может один человек снять трубку и пригласить всех по фестивалям. То есть, те, кто в культурной повестке, должны по своей линии иметь связи с тем, чтобы привлекать. Те, кто в предпринимательской среде, должны своеобразно как спонсоры поддерживать эти фестивали. Так что это такая...

Александр Суханов: Замечательно.

Константин Барановский: Вот именно об этом я и говорю.

Александр Суханов: Сергей Николаевич, пожалуйста, я смотрю, что вы уже готовы.

Роман Амбарцумян: Хорошая дискуссия.

Александр Суханов: Василий Дорофеевич, приготовьтесь включиться в дискуссию.

Сергей Кочеров: Ну, вы все озабочены тем, будет ли жизнь после Чемпионата мира по футболу, а меня вот интересует, какой будет жизнь в течение Чемпионата мира по футболу. Готов ли город к принятию Чемпионата мира по футболу? Нет, не готов, по большому счету. В чем это выражается? Это выражается в том, что известно мне как преподавателю, что во всех нижегородских вузах занятия заканчиваются в мае. Почему?

Александр Суханов: Уже закончились у некоторых.

Сергей Кочеров: Ну, в середине мая заканчиваются — на днях буквально. Почему? Требуется освободить студенческие общежития. Для кого? Ну, на первый взгляд для болельщиков, которые приедут. Нет!

Александр Суханов: Для волонтеров.

Сергей Кочеров: Волонтеры — номер два. Номер один — это сотрудники силовых структур. Они, прежде всего, займут общежития, затем — волонтеры. Вопрос: где будут селиться болельщики? Ситуация везде одна и та же — я просто читаю сайты. У нас, как выяснилось, о чем, собственно говоря, было известно и до этого, не построено ни одного отеля для приема болельщиков...

Юрий Попов: Почему не построено? Отели построены.

Сергей Кочеров: Отели построены? На сколько человек?

Юрий Попов: Ну, там номерной фонд...

Сергей Кочеров: Явно не на столько, сколько приедет. Я уверен, что в отелях поселится меньшинство приехавших. Дальше. Цены на сдачу квартир резко повысились во всех городах. Власть контролирует как-то этот процесс?

Александр Сериков: Конечно.

Сергей Кочеров: Думаю, что нет, потому что существует масса квартировладельцев, которые сдают свои квартиры неофициально, не ставя об этом в известность власти. Власть этот процесс, по большому счету, не контролирует. Дальше болельщики, которые столкнулись с тем, что даже если они заранее закупали эти самые квартиры — владельцы отказывают на том основании, что цены повысились. Они уже собираются в массе своей селиться в палатках. Вопрос: где мы их расселим в палатках? В каких местах? И в плане обеспеченности всем необходимым — туалетами и прочими вещами? Ведь приедут болельщики не только из стран третьего мира. Впрочем, они уже тоже цивилизации наелись.

Сергей Раков: Больше всего будет китайцев.

Сергей Кочеров: Американцев, кстати, достаточно много будет.

Сергей Раков: Это прогноз?

Сергей Кочеров: Это факт уже, что много американских туристов, хотя их сборная не участвует в Чемпионате мира по футболу.

Александр Сериков: Больше, чем российских?

Сергей Кочеров: Ну, это вопрос спорный. Может быть, и больше: они богаче вообще-то — американские туристы. Они могут купить билеты, которые наши не осилят.

Александр Суханов: Весь Чемпионат.

Сергей Кочеров: Да. Кроме того, мы славимся известным гостеприимством — для нас главное, чтобы было хорошо приезжающим в этом плане. Суть не в этом. Суть в том, что будет масса проблем, о которых сейчас даже речь не идет. Между прочим, одна из них — то, что фанами уже на всех футбольных сайтах предвкушается — это горячее столкновение нижегородского ОМОНа и английских болельщиков. У нас же один матч, по крайней мере, с участием английской сборной произойдет. Вот как все это будет? Я уже предчувствую, что в англоязычной прессе появится немало язвительных статей по поводу бытовых неудобств, с которыми столкнулись здесь. И никакое ведомство Романа Амбарцумяна ничего с этим поделать не сможет. Потому что этих авторов печатает «Times», а Романа Амбарцумяна — еще нет.

Поэтому, во-первых, с точки зрения проведения Чемпионата — масса неудобств. Потому что мы переносим на приезжающих болельщиков отношение к собственным горожанам. Вот здесь Роман говорил о человеческом капитале. Извините, капитал всегда предполагает некого владельца. Кто является владельцем человеческого капитала в Нижнем Новгороде?

Роман Амбарцумян: На данный момент?

Сергей Кочеров: Если вы говорите о человеческом капитале, значит, город является владельцем. А это получается, что не город для нижегородцев существует, а нижегородцы для города, хотя ваш шеф Панов призывает с этой практикой покончить. Вот до тех пор, пока мы будем говорить таким округлым чиновничьим языком о человеческом капитале и прочие вещи произносить, ничего не имея в виду, мы фактически констатируем, что у нас люди существуют для города.

(Константину Барановскому) И по поводу предпринимателей. Извините, господа, мы живем не в предпринимательском обществе, а в бюрократическом обществе, где события вершатся по воле властей, а не исходя из интересов предпринимательского сообщества, которое при всех своих проблемах все-таки ближе к нуждам рядовых людей, чем сами власти.

Дальше — что будет в будущем. По поводу стадиона — стадион придет в запустение по очень простой причине: как только кончатся федеральные деньги на его обслуживание, а они кончатся достаточно быстро, нам просто будет нечем наполнить обеспечение стадиона. Как может существовать стадион в городе, где нет футбольной команды? А ведь было время не столь давнее, когда у нас были две футбольные команды. Я имею в виду «Волгу» и «Нижний Новгород». Вот сейчас бы их сохранить. Но несколько лет назад было принято волевое решение чиновничье ошибочное. Сделали ставку на «Волгу», которая понижалась, проседала и фактически распустили «Нижний Новгород». А нам нужно было два футбольных клуба, потому что у нас нет таких культурных мероприятий — нет приезда, например, всемирно известных ансамблей, которые позволили бы обеспечивать содержание стадиона только за счет доходов от этих мероприятий. Поэтому я готов ко всему, даже к тому, что со временем на стадионе устроят барахолку, как одно время было с «Лужниками» в 90-ых годах. Потому что мы такие объекты эксплуатировать не можем с выгодой для себя.

В остальном же — что касается того, какие мы уроки вынесем и сможем ли эти уроки экстраполировать на 800-летие Нижнего Новгорода — я полагаю, что задача местных властей при подготовке к этому событию будет определена теми выплатами из федерального бюджета, которые к этому событию приурочены. То есть, все уйдет на освоение денег, а как мы эти деньги освоим — показывают отдельные виды работ, которые мы к Чемпионату мира провели.

Я уже не помню — Роман может уточнить... Я еду в маршрутке, и там бегущей строкой на экране телевизора слова Панова, что люди, которые участвовали в подготовке к Чемпионату мира по футболу, либо головы не имеют, либо рук. Ну, это по поводу качества работ.

Последнее. Вчера встречался со своим знакомым, который был приглашен — проехал на станцию метро «Стрелка». Я допускаю, что он — человек впечатлительный, но он сказал, что там такие недоделки, что возникает опасение, как бы все это не рухнуло на тебя. Вот как мы делаем такие работы.

Александр Суханов: Хорошо, спасибо, Сергей Николаевич. Сергей Николаевич у нас высказал концентрированно все опасения, которые ходят в городе и существуют в нашем общественном мнении по поводу подготовки и проведения Чемпионата. Ну, и после него. Роман Михайлович, вы хотите что-то ответить? Возьмите микрофон.

Роман Амбарцумян: Сразу надо после выступления. Если есть момент...

Александр Суханов: Буквально два слова только.

Роман Амбарцумян: Два слова... Спасибо за пессимистическую оценку. Есть оптимистическая, реальная и самая пессимистическая. Здесь прозвучала замечательная пессимистическая оценка. Это замечательно. Нас Василий Дорофеевич учил, что истина — как раз где-то две трети...

Василий Козлов: Перелет, недолет и так далее.

Роман Амбарцумян: Да-да.

Александр Суханов: А вот Василий Дорофеевич сейчас нам и...

Роман Амбарцумян: Позвольте очень быстро касательно сдачи квартир и прочего. Там Роспотребнадзор этими вопросами занимается. Понятие «власть» - вы же понимаете, сколько структур туда входит. Это первый момент.

Второй момент — касательно человеческого капитала — я вам отвечу так. Носителем каждого человеческого капитала атомизированный член общества является, а город — как совокупный бенефициар. Как вот акционерное общество есть. Вот можно таким термином сказать. И основная наша задача — служение. Ничего такого в моем выступлении не было. Скажите, пожалуйста, работа касательно Почаинского оврага, касательно квитков коммунальных платежей жителей Автозавода — это служение. Мы ежедневно этими занимаемся вопросами...

Александр Суханов: Роман Михайлович, наша задача не стоит оправдываться или еще что-то.

Роман Амбарцумян: Нет-нет, речь не об этом идет. Просто искажение...

Сергей Кочеров: Вообще-то это не служение называется, а выполнение своей работы. С чего вы взяли, что вы служите?

Роман Амбарцумян: Служим.

Александр Суханов: Служащие служат.

Роман Амбарцумян: Потому что муниципальные служащие. И основная наша задача, которая...

Сергей Кочеров: Есть народ и слуги народа. Ясно.

Роман Амбарцумян: … перед нами стоит — это служение. Все.

Александр Суханов: Все, спасибо. Василий Дорофеевич.

Владимир Лапырин: Вы хотели посмотреть еще на опыт других городов.

Василий Козлов: Я просто к тому, что, готовясь к встрече, я по традиции уже давней посмотрел интернет. Оказалось, что там масса по этому поводу существует материалов, просто забейте в поисковике «что будет со стадионами после Чемпионата» - вы получите десятки ссылок. Они очень разные, связанные, например, с хозяевами. Например, в Саранске была идея о том, чтобы создать ассоциацию городов и стадионов и дать управленческий орган, который бы и финансировал, и контролировал, и создавал какую-то сетевую модель их использования, что вполне естественно. Ну, представьте, например, какие-то рок-концерты звезд, которые в состоянии собирать стадионы — это такая контрактная практика, которая вполне могла бы внести элемент таких событий.

Мне все-таки хочется сказать об одном: мы в который раз уже убеждаемся, что мы — страна с мобилизационным управлением. То есть, пока гром не грянет — ничего не происходит. И вот это ожидание грозового разряда... Кстати, я Сергея Николаевича слушал и думал: «Вот не дай Бог что-то случится с потерями людей». А это запросто может быть. И все наши прекраснодушные планы вот этого нового обнадеживающего руководства города кончатся просто уголовными делами и полной политической дискредитацией. То есть, мне кажется, что еще нашего замечательного стимула — страха — недостаточно еще сейчас ощущают люди ответственные. Подумайте о том, что может произойти, и эта пессимистическая версия, о которой мы, Роман Михайлович, говорили каждый раз — это то, что в свод-анализе называется «угрозы». Мне кажется, что со стороны анализа угроз у нас нет даже предположения. Мы вот все думаем о каких-то частных недостатках, а может так грянуть гром, что мало не покажется. И это так надолго лишит Нижний Новгород репутации гостеприимного города, что я бы об угрозах в свод-версии четко подумал хотя бы в узком кругу и какую-то соломку уже подстелил.

Потом — мы же живем в вертикальном мире — я с огромным интересом ждал майского указа. Почему? Потому что мы прекрасно по 12-ому году знаем, что 11 майских указов стали, по сути, бюджетообразующими, так сказать, сигналами: они привели к дефицитам, к займам, ко всяким трудным, напряженным финансовым, так скажем, проблемам. В этот раз указ короткий, он, по сути, единственный, хотя там Правительству созданному — завтра, вы знаете, будет опубликована его структура и состав — к 1 октября повелевается разработать еще целевые программы по 13 направлениям. Направления, в основном, скоординированы по социальным вопросам, начиная с демографии, здравоохранения, качества жизни. И есть одно слово, которое повторяется в этом документе 17 раз — это цифровая экономика, платформенные решения и прочее из лексики. Я вчера просто на нашей институтской конференции делал доклад для студентов и сказал: «Если мы это поле смыслов не освоим, то мы окажемся в ситуации просто чужой страны с чужим языком».

Вы знаете, что в структуре Правительства появится цифровое министерство. Оно возьмет еще и связь в себя. Давайте и с этой точки зрения подумаем. В чем его фишка? Что вообще такое Четвертая промышленная революция? Начиная с Web 1 — это была передача информации, Web 2 — это обратная связь с сетью, где мы стали тоже продуцировать собственную информацию, третье — это уже всеобщая доступность и большие числа.

Вот я слушал всех выступающих и понимаю, что сегодня аналитика становится главным конкурентным преимуществом. То есть, если вы сливаете все данные... Мы вот пытаемся в разных институциональных формах вовлечь гражданское сообщество, экспертное сообщество, мы видим эту конвергенцию, как они между собой перекликаются, и есть какие-то частные проявления эффективного взаимодействия. На самом деле, я думаю, что мы пришли в эпоху этих больших чисел, которые требуют специальных облачных вычислений. Шаг в этой вертикали командной, на который, кстати, президент делает, если вы внимательны, чрезвычайно большую ставку как новизну. Там нет металлургии, химизации, электрификации — ничего там нет, кроме цифровой экономики. Вот вдуматься в эту дату. Я давно предлагал это вынести на наш экспертный совет — просто поразмышлять чуть-чуть на эту тему. Давайте чуть-чуть хотя бы приведем в соответствие ту информацию.

К примеру. Я не помню мы, Александр Сергеевич, участвовали или нет, но мы как-то собирали руководителей ФОКов, которые криком кричали о том, что они не в состоянии их обслуживать. То есть, это очень похоже. Гляньте на ситуацию наших стадионов - «Водника», «Динамо», «Нижегородской ярмарки», в конце концов — любого спортивного сооружения, где вы сталкиваетесь с проблемой поддержания того качества исходного, которое капитальными затратами, возможно, было вброшено в нашу практику. И вы найдете массу решений, которые уже явочным порядком, инициативами людей как-то найдены или не найдены, наоборот. Вот, мне кажется, вопрос сейчас о будущем нужно ставить в масштабе больших чисел, то есть, большой аналитики, которая позволила бы нам реально делать шаги хотя бы к 800-летию — рубежу совместных таких усилий движения.

Мне кажется, что цель наших мозговых атак и заключается в каком-то опережающем значении. Когда мы сейчас разбираем ошибки старых лет и высказываем по этому поводу раздражение — ну, проку от этого мало. Что извлечь из них? Вот эта, может быть, задача наша скромная, но важная. И как побудить к этому, особенно в присутствии уже нашего молодого поколения, которое готово эти вещи вполне сознательно реализовать.

Александр Суханов: Хорошо.

Владимир Лапырин: А что вы имеете в виду под цифровой экономикой и заделом на будущее? Говорите про обучение как таковое или про результативность уже сделанных заделов?

Василий Козлов: Я вот понял так. Меня тут недавно пригласили на радио «Комсомольская правда», так сказать, с этим вопросом. Вот эта обескураживающая — ну, вы знаете, я сто раз это произношу... Граница нашего мира — это граница нашего языка. То есть, когда появляются десятки, сотни даже слов новых, которые — я вот их выписал, и у меня оказался такой словарик целый совершенно новых понятий... То есть, объяснить цифровую экономику за 10 минут совершенно невозможно. Это двоичная система, это все биты, это способность перейти от аналоговой экономики к цифровой экономике, когда все возможно в цифровой модели, что это все передается, хранится, анализируется, вся эта сверхсерверная концентрация... Я вот сам стареньким своим аппаратом обладаю, я плачу 59 рублей в месяц и пользуюсь серверами iCloud. То есть, у меня теперь неограниченное число. Если надо больше — заплачу 120 рублей и буду тем же железом пользоваться, потому что у меня есть доступ вот к этим облачным серверам. Это же потрясающее новшество, что мы из любой точки — вот у меня в кармане сейчас роутер лежит 4G с Tele2, то есть, я в любом месте, пользуясь этим оператором...

Александр Суханов: Василий Дорофеевич, вот сейчас в пору сказать, как в одном из анекдотов: «Вы с кем разговариваете?» Потому что цифровая экономика — действительно особая тема, и она нуждается...

Василий Козлов: Ну, я вот о чем и говорю — это может выглядеть, как будто я сейчас невольно перейду на испанский язык. Потому что точно масса новых терминов...

Владимир Лапырин: Василий Дорофеевич, я спросил только по одной простой причине. Не вдаваясь в технические детали о том, что у нас была программа цифрового правительства и много цифровых программ по обучению населения и по использованию достижений цифровой экономики в реальной жизни, многие из этих программ не завершены.

Александр Суханов: Они все поняли.

Владимир Лапырин: Многие не завершены просто напросто. Не то, что перенестись в далекое будущее...

Василий Козлов: Да нет, этот процесс идет с 1804 года, когда джакартовские появились на карте двоичные станки ткацкие. Поэтому совершенно понятно, что это вся история давняя. И если вы начнете последовательно идти, как эволюция, вы бы незаметно оказались в среде — ну, я бы так сказал, это как, когда эволюция в природе была — мы из рыб превратились сначала в земноводных, потом в пресмыкающихся и так далее. То есть, идет эволюция вот этого отношения с информацией, которая стала теперь главным сырьем XXI века. Это нефть XXI века. Вот как с ней обходиться, как глубоко перерабатывать ее, как все-таки сохранить это «общество на знаниях» - это задача серьезная, и все эти короткие реплики только сбивают с толку.

Александр Суханов: Это мы оставим на будущее.

Сергей Кочеров: К информационному обществу мы когда перейдем? К 800-летию Нижнего Новгорода?

Василий Козлов: Да нет, мы уже в нем, просто, может быть, мы не очень чувствуем это.

Александр Суханов: К 800-летию и к проблемам...

Василий Козлов: Мы уже, во всяком случае, Сергей Николаевич, как земноводные — мы то тут дыхнем, то воздуха...

Александр Суханов: Микрофон, Василий Дорофеевич, передайте, пожалуйста. Хрусталев Олег Элькольдович, главный редактор газеты «Жилищный вопрос».

Олег Хрусталев: У меня по поводу стадиона было мнение одно — строят его не на месте. Но это вопрос, который надо было решать именно тогда, когда выбирали место. И как соединить уже существующий объект с комфортной средой, которой сейчас озабочены все? Есть федеральная программа формирования комфортной городской среды — так называемая ФКГС. Потому что на Мещере уже уютно не будет и комфортно, на мой взгляд. То есть, вот эта как раз часть города — яркая иллюстрация того, как мы сначала создаем сами себе проблемы, а потом героически начинаем их разруливать.

Стадион, я думаю, будет действительно заброшен, если у нас не будет создана какая-то футбольная достаточно сильная команда. Потому что на концертах он не проживет. Где найти концерт, который соберет 40 тысяч зрителей? Кого можно пригласить?

Сергей Раков: Билеты по 100 рублей.

Сергей Кочеров: Пола Маккартни.

Олег Хрусталев: Ну, разве что...

Александр Суханов: Экономисты нам подскажут.

Олег Хрусталев: Ну, он приедет раз в год. Ну, «Pink Floyd», может быть, какой-нибудь ради нас соберется, приедет. Но таких концертов зимой мы не проведем, это только летний период. И накладывается такая вещь — лето, когда все едут на дачи через Мещеру, и в это же время мы должны будем что-то там обустраивать. То есть, на мой взгляд, это был проигрышный вариант — строить его там.

Александр Суханов: Ну, сейчас уже поздно говорить об этом.

Олег Хрусталев: Да, сейчас уже поздно говорить об этом. Поэтому, собственно, Роман-то уже ушел — он более оптимистичен, Сергей Николаевич более пессимистичен, ну я вот тоже склоняюсь к пессимистической точке зрения. Давайте заниматься все-таки формированием комфорта для горожан.

Александр Сериков: Можно реплику?

Александр Суханов: Можно, конечно, Александр Алексеевич.

Александр Сериков: Я с вашим утверждением по поводу Мещерского озера как микрорайона не согласен. Мещерское озеро как никакой другой микрорайон нашего города получил инфраструктуру, где уровень благоустройства и комфорта возрос. Неопределенным остался участок между Стрелкой и стадионом, но надеемся, что определится. Но, если вы заглянете туда внутрь и особенно вокруг Мещерского озера, вы увидите набор объектов, которые позволяют людям отдыхать, причем, в разной ипостаси. Съездите, посмотрите.

Олег Хрусталев: Ну, насчет Стрелки — да, я, пожалуй, соглашусь. Я имел в виду больше транспортную проблему, которая будет возникать, а она обязательно будет возникать.

Александр Сериков: А они еще станцию метро получили. Чего им еще-то?

Олег Хрусталев: Станцию метро, да. Но личные автомобили никто не отменял.

Александр Суханов: Хорошо.

Александр Сериков: Дорогу получили объездную по Волжской набережной — еще один инфраструктурный объект.

Владимир Лапырин: Который вызывает, кстати, большие вопросы.

Александр Сериков: Раньше люди ходили пешком, а теперь будут через переход.

Александр Суханов: Александр Леонидович, возьмите микрофон, пожалуйста.

Сергей Раков: Пока Александр Леонидович готовится, я...

Александр Мазин: Я готов. Я давно уже готов.

Александр Суханов: Возьмите микрофон. Сергей Викторович, вы потом добавите.

Александр Мазин: Я, как обычно, попробую поговорить о том, о чем другие не говорили.

По поводу выбора места — прекрасное место, прекрасное решение, только оно не экономическое, а политическое. Вообще, когда вы оцениваете решения, надо думать, а для кого, для чего? А что нам — привыкать к таким решениям? Я недавно в банкомате получил бумажку — дветысячирублевку. Кто-нибудь видел? Синяя, голубенькая, красота неописуемая. И там мост — мост на остров Русский. Более безумной экономической стройки я не знаю. Выброшены гигантски деньги, чтобы соединить город с островом, на котором живет меньше пяти тысяч человек, и даже нет своей воды. Экономически — абсолютный абсурд. Но надо там было встретить двадцатку и не ударить в грязь лицом. Политическая цель? Политическая. Сделано? Сделано.

У нас — метро «Стрелка». Как вы думаете, через 3-4 года много ли людей будут доезжать до этой станции? Я вот так прогнозирую — может быть, я ошибаюсь — что очень немного. Она вообще-то городу для чего нужна? Это политическое решение. Она построена, чтобы люди могли доезжать до стадиона. Строительство стадиона — это политическое решение: надо провести Чемпионат мира, и не ударить в грязь лицом, и чтобы не стыдно было, и все поняли, какие мы, и так далее.

Вот сегодня мы обсуждали здесь ряд вопросов, и я бы сказал, что они касаются двух аспектов. Первое — не осрамиться, и второе — что потом. И вот одни говорили про первое, другие — про второе. И все правы. Не дай Бог осрамиться. Люди действительно — вы правы — будут приезжать сюда, а здесь надо жилье, а тут будут крутиться всякие разные люди: «Идите ко мне, у меня тут недорого, у меня хорошо». Кто вам гарантирует, что среди них не будут шаромыжники, что среди них не будут авантюристы, что часть гостей не могут попасть в беду, послушав вот таких людей? Это один блок проблем.

Вы правильно говорили, что надо об этом думать, надо этим заниматься. Но, когда решается вопрос о Чемпионате мира, экономика отступает. И весь город, все чиновники думают: «Как бы нам тут, чтобы нам по башке не ударили, чтобы не было несчастных случаев? Нагоним здесь военных, нагоним «Росгвардию», они нам все гарантируют». Может, и гарантируют — оно даже и неплохо.

Закончим Чемпионат — и что дальше, что потом? Понимаете, а потом экономика будет мстить за то, что мы ее сегодня отодвинули и сказали: «Для нас главное — политика, а экономика пока выйди за дверь, покури немножко». Она вернется и так вам покурит... Потому что экономика свое всегда возьмет. Только она не всегда это делает быстро.

Вот говорили о создании футбольной команды. Я помню, что была у нас команда «Волга», она никогда не блистала, но она хотя бы была. Неужели вы верите в то, что можно это сделать — создать футбольную команду? Тогда я попробую пару минут поговорить вот о чем — никто об этом не говорил — об экономике спорта.

Вот есть такое понятие «экономика спорта». И я вам скажу, если сравнивать экономику спорта — конкретнее, футбола — это огромная экономическая сфера. Возьмите западный клуб — он экономически эффективен, он доходен, на каждом матче 40-50 тысяч человек, трибуны ломятся, все орут-кричат. Фанаты, фанклубы. Да, среди них, конечно, есть отвязные, агрессивные. А как без этого? Власть их старается контролировать, чтобы они друг друга не перебили все. Но люди эти готовы платить, платить и платить. Кстати, клубы-то, в основном, зарабатывают на атрибутике, а не на билетах. Игроки получают хорошие деньги, но эти деньги отрабатывают. Есть клубы, где растят футболистов, а выращенных продают, покупают. Это рынок, который живет по законам рынка.

Но там есть еще и организация, и есть, например, судейство. Все знают — да, судьи ошибаются, но в целом они судят честно. И мы знаем, когда иностранный арбитр приезжает, никто не говорит, что его кто-то купил. Да, он мог что-то пропустить, прозевать — сколько угодно, но чтобы его купить — нет такого. Ни в Европе, ни в Канаде в НХЛ нет продажного судейства.

В нашем спорте, если мы возьмем устройство нашего футбола — я говорю об экономике футбола — это такое убожество, это такой провал полный. Пустые трибуны. Матчи даже хоккейные — у нас вроде неплохой КХЛ — и там тоже, на трибунах какие-то отвязные типы, мат, грубость. Люди с семьями боятся идти на футбол, потому что там детей могут угробить. Просто страшно. Агрессивность зашкаливает. Власть их бьет, корежит, а они с властью воюют. Вот эта взаимная агрессия выплескивается. Футболисты, которые выходят на поле, они играть не умеют, на них смотреть противно, каждая вторая передача — сопернику, класс игры низкий, более-менее играют только приглашенные. Как видишь — кто-то из Бразилии — он забьет два гола. Если откуда-то из Африки ребята — тоже могут бегать, забивать. Наши — не могут. В сборную страны брать просто некого, некому играть, убожество сплошное. Футболисты получают огромные деньги: «Газпром» «Зениту» платит, они там зарабатывают, они — миллионеры. Да и наплевать на то, как тут дела: они хорошо зарабатывают.

Судьи. Я не говорю о высшем дивизионе. Низший дивизион — там сплошное все продажное, там все покупается и продается. Гнилая, прогнившая система. Она не основана на экономической эффективности, она основана на чем-то другом.

Я уж не говорю о том, что вообще система спорта — это же пирамида нормально устроенная. Так в советское время она была нормальной. В основе — массовый спорт, детские футбольные команды, «Кожаный мяч», стадионы, площадки. Потом — студенческие лиги, низшая лига, средняя. Потом — самая-самая пирамида — высшая лига. Что у нас сделали? У нас перевели высшую лигу — премьер-лигу — на зимний чемпионат. Это в России зимой играть в футбол! То есть, полностью оторвали верхушку, элитную группу от основной массы. Тем самым показали: «А идите вы все! Вы нам вообще не нужны, народ! Вот мы тут будем крутиться в своем кругу».

Вся наша футбольная бюрократия — это позорище всемирное. Мутко — это человек, при имени которого даже наша Дума смеется.

Александр Суханов: Александр Леонидович, мы уходим в сторону.

Александр Мазин: Я рассказал о футбольной экономике. Так вот создадим футбольную команду. Ну и что? Она мгновенно не создается. Не удастся создать. Ну, да, завезете бразильцев, завезете чехов, поиграют. Чем все кончится? Вы правильно говорили — кончится все экономическим крахом.

Конечно, стадион себя не окупит. Это было политическое решение, его построили, он свое отдаст — проведут матчи, и это будет праздник, и люди будут вспоминать этот праздник всю свою жизнь. Оно, может быть, того и стоит. Это тоже неплохо.

А вот насчет поддержки Москвы — тут надо подумать. Вы понимаете, какая штука? Через три года они кончат давать деньги. Да, может быть, и раньше кончат — как дела в экономике пойдут. Если совсем деньги быстро кончатся, так они и два года давать не будут. Ну, хорошо — в лучшем случае три года будут давать. Как раз через три года — 800-летие города. Может быть, действительно подумать, как из Москвы вытягивать деньги под какие-то проекты. Может быть, под доведение стадиона под такое состояние — может быть, даже и создать футбольную команду и подтянуть из Москвы деньги: «Дайте нам деньги, чтобы мы создали футбольную команду, чтобы через три года, когда вы нам деньги перестанете давать, мы могли сами окупать себя с помощью этой футбольной команды».

Александр Суханов: У нас ведь 14 таких стадионов в России.

Александр Мазин: Ну, в нашем городе ведь никогда футбола не было, Александр Овидиевич. У нас хоккей был сильный - «Торпедо». Наш город — не футбольный, ну что себя обманывать. А людей надо, чтобы они как-то туда приходили. Концерты — ну, конечно, этого не получится.

По идее надо бы отдать все это бизнесу. Вот, если бы можно было, и стадион, и все это — отдать бизнесу, пусть зарабатывает деньги. Но, к сожалению, это, во-первых, не получится, потому что спроса не будет платежеспособного, который бы наполнил вот это все, а во-вторых, общий тренд в стране все-таки другой — тренд не на развитие бизнеса, а скорее на огосударствление. У нас сегодня 70 процентов экономики — государственная.

Александр Суханов: Ну как?! А президент о другом говорил!

Александр Мазин: Ну, я же говорю о делах, а не о словах.

Поэтому действительно что-то сделать можно, можно попробовать. Но особенно рассчитывать я бы тоже не стал.

Александр Суханов: Спасибо, Александр Леонидович. Значит, у нас еще один полупессимистический или как? Совсем пессимистический...

Владимир Лапырин: Господин Царьков?

Александр Суханов: Да. Александр Сергеевич...

Владимир Лапырин: Он — оптимист.

Александр Суханов: Вам слово. Микрофон возьмите, пожалуйста.

Александр Царьков: Уважаемые коллеги, я хочу рассмотреть в ракурсах. С одной стороны, как житель Мещеры, и меня это непосредственно касается и всей моей семьи. А с другой стороны, посмотреть с точки зрения экспертной позиции.

С точки зрения жителя Мещеры и вообще Мещерского озера и Канавинского района. Я считаю, что здесь не надо смотреть на один пессимизм, а мы видим и вполне оптимистические моменты. Озеро благоустроили, ввели спортивную зону, ввели парковую зону...

Александр Суханов: Набережную сделали.

Александр Царьков: … озеро само почистили, сделали набережную. И район преобразился. Стоимость квартир на Мещерском озере где-то возросла на 30-40 процентов. А сумма сдачи, о которой вот здесь говорил Сергей Николаевич — некоторые сдают на период Чемпионата за миллион рублей примерно в эквиваленте. И есть, кстати говоря, желающие покупать за эти деньги квартиру на это время.

Но не только надо смотреть на эти вещи, но надо считать и более отдаленные последствия. Что значит стадион и что значит привлечение внимания к спорту? Да Бог с ним! Стадион будет тихо загибаться. Вы знаете, это общая тенденция. Если вы выйдете на сайты, посмотрите, что было с объектами Олимпиад — Олимпиад, подчеркиваю — например, в Бразилии, вы увидите заросшие бассейны грязные со змеями, забитые стадионы пустующие. Это Бразилия, где играют в футбол.

Сочи — другой немножко момент: его курирует лично президент, там проводятся целые серии мероприятий постоянных, поэтому Сочи было и будет себя окупать. Но вот те затраты, которые принесло федеральное Правительство, на чем они могут сказаться? Да на том, что детская смертность уменьшится, преступность уменьшится, количество больных и уходов на больничные бюллетени тоже уменьшится. И вот эти косвенные доходы, которые будут возвращаться в бюджет города — от тех же продаж квартир пойдут налоги со сделок — это тоже будет компенсировать в какой-то мере, пусть недостаточно большой. Но это все учитывать. Это потенциал нашего города, туристический потенциал, который будет использован.

В чем я вижу позитив от этих мероприятий? Да дело в том, что у нас появляется единственный шанс и хороший момент продвинуть бренд нашего города в мировом сообществе. Выезжаешь за рубеж, общаешься с иностранцами, говоришь: «Я из Нижнего Новгорода». Они говорят: «А где это?» Ты начинаешь объяснять: «Это 400 километров от Москвы в сторону»... «Да?» И на этом интерес к Нижнему Новгороду заканчивается. Сто лет назад Нижний Новгород — это была ярмарка. Никому не надо было из деловых людей объяснять, что такое Нижний Новгород. В Нижнем Новгороде устанавливались сезонные цены на всю зерновую продукцию, которая потом торговалась в мире. И это было известно. Вы понимаете, в чем дело? Так вот если мы будем рассматривать Чемпионат мира с точки зрения создания долгосрочной туристской политики — именно долгосрочной — тогда это может нам обернуться некоторыми дивидендами.

Но о чем мы можем говорить? Вот Александр Алексеевич не даст соврать — мы о бренде Нижнего Новгорода говорим уже 10, или 15, или 20 лет. И даже сейчас на Чемпионате какой мы будем бренд Нижнего Новгорода предъявлять? Там имеется четыре или пять вариантов. А бренд запоминается, он входит в подсознание. С чем будут люди разъезжаться?

Теперь, если вернуться к любимому моему коньку о стратегиях. В стратегии должны быть прописаны туристические аспекты или туристический продукт Нижнего Новгорода и Нижегородского региона. Нижегородский регион — здесь может быть построено и большое кольцо туристическое: Городец, Балахна, и так далее. Может быть малое кольцо построено с Большим Болдино, и так далее. Мы можем включаться, как Городец, в большое кольцо Серебряное или Золотое кольцо России. И нам надо учесть это уже в стратегиях. Если в стратегиях региона и Нижнего Новгорода не будет прописана специальным разделом туристическая политика, то, поверьте, все будет оставаться на прежнем уровне.

Да, есть подвижки. Создан департамент. Мы сейчас услышали из слов Романа Михайловича — создается департамент по туризму. Да, дай Бог, чтобы он заработал нормально, чтобы там были и люди, соответственно, специалисты. Ведь дело в том, что мы проводили специально сравнение со своими дипломниками-ребятами туристических программ Казани, Екатеринбурга, других городов, где проводится Чемпионат — мы проигрываем по очень многим статьям.

Ведь, если взять с точки зрения такой пирамиды Маслоу известной, что у человека в первую очередь должно решаться при приезде в другой город — это безопасность. Я должен быть уверен, что меня не ограбят, не изнасилуют, со мной ничего не случится. Второй момент — питание. Вы совершенно правы, питание — второй фактор, который связан с физиологическими потребностями человека. Третий, который практически исключают — возьмите общественные туалеты. Поели — куда мы пошли? Что вы видите? Вот сколько у нас на Покровке туалетов? Ну, давайте — раз, два — и мы посчитаем. И в других местах. Следующий фактор — транспортная проблема. Ведь до сих пор не проложено хороших логистических маршрутов, не просчитаны пассажиропотоки. Мы же не знаем точно эти пассажиропотоки и их напряженность. Как мы будем встраивать логистические схемы? И вот за этим моментом следуют здравоохранение и пункты медицинские, которые должны создаваться во всех таких местах скопления народа. И на следующем — духовный план. Вот если мы все это выполним, мы спокойно можем перейти к духовному развитию — чем будет занят человек вечером.

Вот если мы это посмотрим, тогда мы уже можем говорить о какой-то целостной программе и о будущем региона. Тогда и Бог с ним — со стадионом: может быть, все эти затраты будут оправданы, если люди к нам будут приезжать и помнить бренд Нижнего Новгорода. «Да, там встретили нас отлично. Там хорошие гостиницы. А какая там духовная жизнь, какие филармонии! Да Бог с ним — стадионом, мы в филармонию пойдем или в нижегородский Кремль».

Коллеги, я все сказал. Спасибо.

Александр Сериков: Молодец, Александр Сергеевич.

Владимир Лапырин: Прямо заслушаться можно.

Александр Суханов: Олег, добавьте, пожалуйста, если нужно.

Юрий Попов: Я только Юрий. Я понимаю...

Александр Суханов: Извините.

Юрий Попов: … что фамилия Попов — очень хорошая фамилия для имени Олег, практически неразрывная.

На мой взгляд, сказаны все ключевые слова. И вот мы неоднократно обсуждали в узком кругу своем. Как нам представляется, все, что нужно сделать, по большому счету, если мы исходим из стратегии — это сохранение внешнего облика города. Мы продаем слияние двух рек — это уникальная вещь, больше нет нигде. Кремли есть в 20 с лишним регионах страны. И мы продаем среду — деревянное домостроение — то, что у нас есть, поквартальная застройка. И момент самый важный, на наш взгляд, опять же — это дестинация.

Александр Суханов: Микрофон взяли?

Юрий Попов: Наш город нужно рассматривать в рамках дестинации. Давайте посмотрим: Брянск — Москва. 400 километров, ровно такой же поезд, как «Сапсан», как у нас. Те же самые четыре часа идет ровно. Стоимость билета — 462 рубля. Я туда езжу. Люкс — 960 рублей. Это ключевой момент. Если мы снизим цену на проезд, дополнительный поезд пустим и так далее — каким-то образом сюда людей будем завлекать за нормальные деньги — и больше ничего не надо. У нас будет, что показать, и людям будет дешево сюда добираться.

Александр Суханов: Только надо сюда билет дешевый, а отсюда дорогой.

Юрий Попов: Ну, это, конечно, не совсем... Вопрос такой... Но это единственное, чем стоит заниматься. Все остальное вообще...

Владимир Лапырин: Так еще раз тезис последний.

Юрий Попов: Тезис простой: все, что должно сделать правительство Нижегородской области — обеспечить сюда дешевый проезд на железнодорожном транспорте.

Александр Суханов: Понятно.

Юрий Попов: И регион будет. Мы все остальное построим сами.

Александр Суханов: Хорошо, спасибо. Сергей Викторович, вы еще хотели что-то сказать. Или уже передумали? В микрофон.

Сергей Раков: В принципе, маленькая ремарка. Когда мы обсуждали Стрелку, комфортность, наличие стадиона на этом месте, на том, на другом — экономика впереди либо политика впереди, я вспомнил — хотите верьте, хотите нет — Валерий Павлинович Шанцев за пару-тройку недель до своей отставки в личном разговоре мне сообщил, что принято решение новый Ледовый дворец, который тоже, в принципе, регион ожидает, потому что наш Дворец спорта оставляет желать лучшего — рассматривается. И уже принято решение — уж не знаю официально или нет — что этот Ледовый дворец будет размещен тоже на Мещере — рядом с футбольным стадионом, где-то рядом, видимо, территория позволяет. Соответственно, это дополнительное привлечение внимания или нагрузка на территорию. Какое сейчас решение и мысли нового правительства — это пока вопрос, конечно.

Все, извиняюсь.

Александр Суханов: Понятно. Василий Дорофеевич, два слова.

Василий Козлов: Стрелка — потому что помните, мы обсуждали кластер, где есть цирк, планетарий, ярмарка, стадион? То есть, когда рассматривают туристические объекты в такой концентрации, то, конечно, надо именно это иметь в виду. И тогда должен быть какой-то очень активный event-менеджер, который создает вот эти события беспрерывные. Я полагаю, что эти люди найдутся. И если рассматривать этот комплекс, какой-то транспорт внутренний, то это может действительно быть притягательным местом для туристического посещения. В конце концов, у нас их не так много.

Александр Суханов: А для горожан это может стать притягательным местом в повседневной жизни?

Василий Козлов: Отдых горожан — что делать в летний день тем, кто не уехали. Там если будет зеленая зона с хорошим чистым воздухом, то вот Владимир Викторович говорил о колясках — все-таки у нас программа такая достаточно мобилизующая по рождению малышей, и мне кажется, что появятся просто тысячи этих колясочников таких с малышами... Так что надо просто посмотреть, где эти зоны для отдыха.

Александр Суханов: Хорошо. Александр Алексеевич.

Александр Сериков: Я не буду.

Александр Суханов: Ничего не будете нам добавлять? Владимир Викторович, тогда вы несколько слов.

Владимир Лапырин: Несколько слов заключаются вот в чем. Я думаю, что все, о чем мы говорили — это, собственно говоря, наши надежды. А наша реальность заключается в том, что мы — арсенал. И об этом не нужно забывать. Я думаю, что будущее города — это его ВПК-шный комплекс. Если будут продолжать развиваться, скажем, те же самые комплексы С-300, С-400, С-500, С-600, а у нас будет «Алмаз-Антей» расширяться и строиться, то это — будущее города. Так же, как когда-то был автозавод. Тогда во всем мире будут знать, что это город, где делают ракеты или, по крайней мере, их составные части.

Александр Царьков: Это сомнительный бренд.

Владимир Лапырин: Да, сомнительный бренд — согласен. Но только с точки зрения чего он сомнительный? Мы знаем «Уралвагонзавод», да? Ярмарка тоже когда-то была законоутверждающим фактором для города. Там — цены. Не Нижний Новгород, а ярмарка под Нижний Новгородом. Нижний Новгород сегодня — там С-300, С-400, С-500. И в этом нет ничего страшного. Это рабочие места, это интерес к городу — что это за место, где это делают.

Александр Суханов: Милитаристский.

Владимир Лапырин: Да неважно. Там делают С-400 лучшие в мире или С-500 лучшие в мире.

Сергей Кочеров: Даже слоган напрашивается: Нижний Новгород — это город, который вас защитит.

Владимир Лапырин: Да, совершенно верно. А почему бы и нет? Не надо этого стесняться.

Александр Суханов: Или от которого нет защиты.

Владимир Лапырин: Это наши рабочие места, это наши деньги и это наша слава, если вы хотите. Это нормально. И я думаю, что, если вы посмотрите на то, как изменился наш завод — кто давно там не был, я советую туда съездить и хотя бы внешне поглядеть...

Александр Суханов: Если только мимо проехать.

Владимир Лапырин: … это совершенно другой за последние два года район, чем он был прежде.

Теперь второе. Второе — это, конечно же, туризм. Я согласен абсолютно. И та уникальная среда, о которой говорил Юрий. Да, Стрелка, да, царственно поставленный на этих холмах город — все это мы знаем, но нужно наполнить содержанием это понятие — туризм. Уже несколько лет мы слышим одно и то же. У нас есть программа туризма, у нас есть департамент, который этим занимается, у нас есть миллиарды, брошенные сюда.

Но, опять же, спросите у тех, кто занимается туризмом. Их раза два собирали, их выслушали — я имею в виду туристские компании, их более 200, но ни разу к их мнению как таковому не прислушались. Это достаточно маленькие компании, которые работают на вывоз денег отсюда в мир. Все. Вот, на чем они зарабатывают. Чтобы сюда въехать, нужны — правильно — и дешевые гостиницы, и... Это внутренний туризм, если мы хотим его получить. Это Волга, которая связывает и на которой сегодня ничего не ходит. Это одни разговоры прекраснодушные. Но люди, которые занимаются туризмом, оттеснены от принятия решений. Это первое.

Александр Суханов: Но даже сейчас в пятерку входит Нижний Новгород.

Владимир Лапырин: Да неважно — в пятерку он или в десятку. Речь идет о деньгах, которые приносит этот туризм или не приносит. То, что вывозится, несравнимо с тем, что ввозится.

Александр Суханов: Нет, имеется в виду привлекательность для россиян.

Владимир Лапырин: Да дело в том, что это дорогая привлекательность. Раньше основу туризма Нижнего Новгорода составлял профсоюзный туризм, школьный туризм и студенческий туризм. Вот он давал деньги и поток. А сейчас поток на выезд — в Турцию, в Египет и во все остальные места.

Еще одна есть замечательная у этого туризма вариация — это кухня наша нижегородская, русская кухня.

Александр Сериков: Да нет ее.

Владимир Лапырин: Нет ее, конечно, нет, я согласен. Но она должна быть. Вот та же самая рыбная кухня, о которой говорил...

Александр Суханов: Грузинская, японская...

Владимир Лапырин: … Попов Юра, и который приверженец этой самой кухни. У нас ни одного рыбного ресторана нет. Я сам был много раз...

Александр Суханов: Есть рыбный ресторан.

Владимир Лапырин: … оконфужен своими иностранными гостями.

Александр Царьков: У «Виталича» только.

Владимир Лапырин: Да и у «Виталича» тоже эта рыба, к сожалению, не совсем та — она вот не из Волги, не из Оки. Мы стоим на Волге и на Оке, а рыбы-то нет.

Александр Суханов: Ну, нету ее там.

Владимир Лапырин: Да есть она там, но нет ее в ресторане.

Александр Суханов: Нет ее там.

Владимир Лапырин: Вот это — третье.

Но мне кажется, что самая главная составляющая будущего экономики — очень хорошим мне показался доклад господина Мазина об экономике... Понимаете? Если мы говорим об экономике, а при капитализме только она, наверное, и решает для территории любую задачу... Так вот, если говорим об экономике, ее движущие силы — это вера людей в то, что они могут это место поднять. На чем основана вера нижегородцев? На чем основан тот самый энтузиазм, который может их поднять на великие подвиги по благоустройству и по любой другой вариации? Будь то обучение и кончая рабочими местами, допустим, малым бизнесом. Только одно — привлечение их к управлению своей территорией. То есть, вот муниципалитет. Увы, этого не происходит даже на примере той же самой Стрелки. Посмотрите, сколько там копий сломано, по поводу этой Стрелки. Сегодня загляните в эту группу — она держится на одном энтузиазме, допустим, той же Игнатушко или еще кого-то. Потому что абсолютно — и это говорю вполне обоснованно — не прислушивается сегодняшняя администрация областная, или городская, или районная даже к мнению людей, которые здесь проживают. Вот и все.

Вот если это будет — то, что, скажем, привлекли людей — и они у нас появятся — и садовники в парках, у нас много чего появится. Вы понимаете? Но это не появится до тех пор, пока не будет организационного начала в лице местной власти. Только она может сподвигнуть людей... Вернуть, вернее, веру в свои силы, если только будут решения претворяться в жизнь, а не поговорили и забыли.

Мне кажется, вот основа всего. Потому что такие города, как Владимир с его огурцами или праздниками огурцов — они известны уже в туристском варианте, или эта мышь чертова — город Мышкин. Из ничего рождается, из желания. У нас есть все, но нету главного — веры в свои собственные силы и в то, что эта территория, наконец-то, заживет полноценно экономически. Понимаете? До того же Городца, о котором сегодня упоминали, попробуйте-ка вы доехать задешево. То же самое и в Нижнем Новгороде. Куда уезжают наши туристы? Кстати, кто-нибудь об этом задумывался? Дальше, чем Свердловка — им некуда сюда сунуться. На Свердловку подняться можно, а попробуйте вы на автобусе уехать там в парк «Швейцария» и в другие наши веси городские — вы застрянете в пробках и не вернетесь к теплоходу. Просто потому, что у теплохода там даже нет стоянки приличной.

Александр Сериков: Скоро будет.

Владимир Лапырин: Будет? Слава Богу. Благодаря, естественно, Рождественской.

Александр Суханов: Туризм — это немножко другая у нас тема.

Александр Сериков: Я увидел Сватковского и говорю: «Надо обсудить все-таки проблему обслуживания речных туристов».

Владимир Лапырин: Туалета не найдете на набережной.

Александр Суханов: Речного вокзала нет.

Сергей Кочеров: Сватковский скоро уйдет в Государственную думу.

Александр Сериков: Но пока еще у него есть властные полномочия.

Владимир Лапырин: А насчет ВПК я повторяю — ВПК на сегодняшний день — наше все.

Александр Суханов: Проблема туризма — это немножко другая тема, мы к ней, видимо, вернемся не один раз.

Александр Сериков: Весь город после Чемпионата мира.

Владимир Лапырин: Да, совершенно верно. Другого выхода просто нет.

Александр Сериков: Как показатель внешней оценки.

Александр Суханов: Сейчас будем подводить черту. Все у нас получили слово...

Владимир Лапырин: Вот Чемпионат мира очень хорош чем? Тем, что он состоится. И после него останется наследство, с которым — хотим мы или не хотим — нам придется иметь дело. И оно заставит изменить систему управления этой территорией. Вот это вот главный тезис.

Александр Суханов: В основном все высказались. Спасибо. Регламент у нас уже подходит к концу. Я буквально несколько слов относительно того, что мы сегодня получили. Владимир Викторович у нас уже подвел фактически итог нашего обсуждения, но несколько слов я все-таки за собой оставлю.

Что мне показалось? Мне показалось, что подготовка к Чемпионату, само его проведение, обсуждение этой темы и в общественном мнении, в сетях, или где-то, и сегодня здесь показало один очень важный фактор — глубокий провинциализм нашего Нижнего Новгорода, нашего региона. Какая там третья столица? Провинциальная глушь. Потому что международное мероприятие такого масштаба как Чемпионат мира породила в Нижнем Новгороде, по сути дела, коллапс. Транспортный коллапс...

Владимир Лапырин: Аврал.

Александр Суханов: Аврал — строительный и всяческий. Полная неразбериха с точки зрения где, что, куда и как попасть, и так далее. Это вот говорит и свидетельствует об этом.

Владимир Лапырин: Зато приехал Таджикистан весь и из Армении полностью на дороги.

Александр Суханов: Они приехали, да...

Владимир Лапырин: Приехали.

Александр Суханов: Но я сейчас о другом. Я сейчас о том, что...

Владимир Лапырин: Целые республики красят и мажут...

Александр Суханов: … во всем мире всегда борются за право провести Олимпиаду, Чемпионат на своей территории, в своем регионе. И только у нас в России воспринимаются все эти попытки — что по Олимпиаде 14-ого года в Сочи, что по мероприятию Чемпионат мира — реакция идет прямо противоположная: «Зачем?!» Лишние деньги вместо того, чтобы решать другие проблемы. Мы тратим деньги непонятно на что.

И третий момент, который возникает отсюда. В связи с этим и само отношение, и результат оказываются не такими, как в большинстве стран мира. То есть, это не становится шагом на пути решения местных проблем — на пути привлечения в регион инвестиций, туризма, чего хотите в любой форме.

Владимир Лапырин: Пока.

Александр Суханов: Пока. И если мы останемся на этом провинциализме, оно так и будет. Поэтому мне кажется проблема-то ведь в чем? Вот сейчас говорили тоже — ремонт фасадов. Во всем мире ремонт фасадов решается совершенно по-другому. Ремонт фасадов — это проблема собственника здания. Первое. Второе: большая часть исторических зданий передана в частные руки с правом возможности перестроить это здание, кроме одного — фасада. Поэтому улицы европейских городов внешне выглядят, как улицы XIV века. Внутри это современное жилье, современные коммуникации, все современное. Но внешне вы не имеете права нарушить фасад. И содержать вы его обязаны, потому что это передано вам. Мы этого до сих пор не делаем и боимся делать. Поэтому муниципалитет должен изыскивать средства. И получается игра в содержание фасадов. Действительно, то, что сейчас с фасадами делается, дай Бог простоит до осени — осенние дожди уже свое дело сделают. А к весне нужно будет начинать все сызнова. И в программу 800-летия снова введут пункт «ремонт фасадов, приведение их в порядок».

Василий Козлов: По-моему, уже это сделали.

Александр Суханов: Совершенно верно. Второй момент. Почему у нас возникает целый ряд вопросов с точки зрения проведения? Во-первых, сам Чемпионат мира — это федеральное мероприятие, это федеральное финансирование: стадион строился на федеральные деньги, это федеральное содержание этого стадиона после, и это, естественно, доходы, которые уйдут в федеральный бюджет — в Нижнем Новгороде они не останутся. Поэтому нашему местному бизнесу не особо дают возможность заработать на этом Чемпионате, по крайней мере, на площадке вокруг стадиона. Это будут зарабатывать федеральные структуры или присланные структуры из федерального центра. И они все деньги увезут обратно туда в Москву. А вот после проведения Чемионата — да, нашему бизнесу, наверное, дадут возможность обдумывать, разворачиваться и так далее. Но это уже будет следующий этап в плане подготовки к 800-летию.

Ну, и последний момент. При всех пессимистичных вариантах я думаю, что мы самый пессимистичный вариант вряд ли получим. Мы действительно многое делаем аврально, многое у нас вызывает потом массу проблем — это работа с недоделками, но в целом всегда мы все равно делаем какой-то шаг вперед.

И вот если сейчас мы говорим о том, что нас даже в Нижнем Новгороде путают с Великим Новгородом, мы говорим о том, что буклет, который выпустили к Чемпионату про Нижний Новгород, имеет на своей картинке новгородский Кремль, а не нижегородский Кремль, то что мы говорим о зарубежном узнавании нашего города? Наш город знают: 80-ые годы — Сахаров, 90-ые годы — Немцов. А сейчас? А сейчас не знают, потеряли этот город. И действительно Чемпионат мира, проведение матчей в Нижнем Новгороде может позволить узнать этот город за рубежом. Туризм — совершенно соглашусь.

И второй момент.

Владимир Лапырин: С-400.

Александр Суханов: Нет... Да...

Сергей Кочеров: Более надежно.

Александр Суханов: И второй момент. Игра мировых команд на нашем стадионе здесь для наших, как говорится, жителей может привлечь внимание к футболу и, наконец-то, может позволить получить в России то, чего до сих пор у нас нет — футбол. Ведь был футбол когда-то, и чемпионские звания получали. Помните и 40-ые, и 50-ые годы? Одна команда — и хоккейная, и футбольная — в одном составе. И завоевывала чемпионские титулы. А сейчас куда мы делись от этого?

Поэтому думаю, что все будет хорошо. На этом позвольте закончить.

Владимир Лапырин: Самое главное — чтобы погода была хорошая.

Александр Суханов: Предлагаю всем на время Чемпионата выехать из Нижнего Новгорода.

Сергей Кочеров: А вот этого не дождетесь.

Александр Суханов: Спасибо.

 


22.05.2018

Контекст

Аналитика

Продукты питания: что производим, чем торгуем, что покупаем?

Представляем вниманию читателей стенограмму заседания Нижегородского эксперт-клуба, прошедшего 28 ноября 2018 года.

Политическая матрица Нижегородской области (16-30 ноября 2018 года)

«Полит-НН.Ру» представляет вниманию читателей исследование «Политическая матрица Нижегородской области» за вторую половину ноября 2018 года.

Тенденции

Доблесть и мужество не требуются

В вечернем эфире телеканала «Россия 24» 6 декабря был показан сюжет об Олеге Сорокине и суде над ним.

Наши в генсовете

Губернатор Нижегородской Глеб Никитин и секретарь НРО партии Денис Москвин вошли в Генеральный совет «Единой России».

Дискуссия

Премия и гранты для дзержинской администрации

Жена чиновника отдела молодежи в мэрии Дзержинска получила премию «Талантливая молодежь».

Школу «Торпедо» не закроют

Со вчерашнего дня в СМИ и соцсетях гуляет информация, что СДЮШОР хоккейного клуба «Торпедо» собираются закрыть.

Реклама

Топовая веб студия в СНГ. За онлайн заявку даем скидку 10% https://studionomad.kz.

Лукоморье

О тонкостях благоустройства

И вот что ни благоустрой Народу – все ему не так, все он тоскует, ворчит да изъяны выискивает.

Занимательная стратегия

И вот стал однажды Головой бледный отрок, коего величали Пан-Или-Пропал. Сам Хлеб Трофеевич приволок его из столицы.

 
Редакция:
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит-НН.ру обязательна. Все права защищены и охраняются законом. © Полит-НН.ру, 2005г.